weather

USD 2.062

EURO 2.3119

RUR(100) 3.2085

search

Мимо цели: почему властям не выгодно ловить «тунеядцев»

Вместо кнута – пряник. Как правительство могло бы увеличить занятость без непопулярных мер? Почему второй вариант «тунеядского» декрета, как и первый, незаконен и неэффективен, разбираемся вместе с экспертами. Декрет №3 о предупреждении социального иждивенчества достиг одной цели – объединил жителей больших и маленьких городов, вышедших в 2017 году на уличные протесты, говорят политологи.

 Фото носит иллюстративный характер
Фото носит иллюстративный характер / Фото: youtube

Еще он показал, что граждане не рвутся исполнять любой каприз власти – сотни тысяч получателей писем «счастья» просто проигнорировали требование платить в казну «тунеядский» налог. Власть не стала признавать, что ошиблась, а «оптимизировала» документ в декрет №1 о содействии занятости.

Теперь с не занятых в экономике будут брать полную стоимость некоторых коммунальных услуг, а специально созданные комиссии – предлагать работу тем, кто оказался в «тунеядских» списках.

«Гражданам Беларуси гарантируется право на труд как наиболее достойный способ самоутверждения человека», – гласит Конституция.

Про то, что каждый взрослый житель страны обязан быть занятым в экономике, там нет ни слова. И ни один закон в Беларуси не предусматривает наказания за отсутствие работы.

– Когда-то в советской Конституции было написано, что каждый советский человек обязан трудиться. В современной белорусской Конституции и в подписанных страной международных соглашениях предусматривается именно право на труд. А принудительный труд запрещается, за исключением труда по приговору суда, – поясняет юрист Сергей Балыкин.

Базы не занятых в экономике составлялись без согласия самих граждан, без постановления судов или санкций прокуроров. В них находится много личной информации о жителях страны. Это противоречит законодательству о персональных данных.

Появление подобного декрета – психологическая и историческая проблема для страны, отмечает руководитель проекта «Кошт урада» Владимир Ковалкин.

– Этот проект как таковой не должен был родиться вообще. Но он появился, благодаря исторической памяти, в том числе советской. Это во времена андроповщины и позднего Советского Союза людей пытались заставлять работать подобными мерами. Мы знаем, чем тогда все закончилось, – говорит экономист.

ПЛАТЯТ ЛИ НАЛОГИ «ТУНЕЯДЦЫ»?

Когда власти говорят, что «тунеядцы» не участвуют в финансировании государственных расходов, они искажают реальность. Участвуют все, как минимум, за счет косвенных налогов. Любая коммерческая структура платит государству 20% (если не имеет льгот) от каждого проданного товара или услуги и включает этот налог в выставляемую потребителям цену.

То есть, покупая продукт у компании, которая платит налоги в Беларуси, человек косвенно платит в бюджет. Кстати, налог на добавленную стоимость составляет примерно треть всех налоговых поступлений.

По данным проекта «Кошт урада», в прошлом году каждый гражданин вносил в бюджет больше 100 рублей в месяц в виде косвенных налогов. Затраты на работу «тунеядских» комиссий во много раз превзойдут экономический эффект от всех принимаемых мер по выявлению не занятых в экономике, попыток их трудоустроить, а также от денежных поступлений за оплату жилищно-коммунальных услуг.

– Этот политический проект, не просчитанный ни с экономической, ни с социальной составляющей, будет абсолютно убыточным, – прогнозирует Владимир Ковалкин.

ПРОТИВ ЛОГИКИ «СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА»

До сих пор не очень понятно, на кого именно нацелен декрет. Если власти уверены, что уровень серой экономики в стране настолько большой, то следовало бы принимать меры, которые стимулировали бы людей выходить из тени. Более эффективными было бы предоставление налоговых льгот либо каникул, которые стали бы подспорьем для тех, кто занимается, например, предпринимательской деятельностью.

А налог на «тунеядство» или повышенные тарифы за коммунальные услуги – это не та мера, которая вынудит людей легализовать свою деятельность, убеждена научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Мария Акулова.

Каждый месяц за коммунальные услуги так называемые тунеядцы будут платить примерно на 20-30 рублей больше, чем остальные граждане. Работающим нелегально как раз будет проще заплатить чуть больше за ЖКУ, потому что у них, в отличие от безработных, есть на это деньги.

Пока же основной удар пришелся на тех людей, которые из-за отсутствия занятости оказались либо практически на грани бедности, либо за ее чертой. Многие из них хотели бы найти работу, но не имеют такой возможности. Нередки случаи, когда житель региона или сельской местности не может найти работу, соответствующую его умениям, из-за закрытия единственного градостроительного предприятия, мизерных заработков и просто отсутствия подходящих вакансий.

– Проблема здесь скорее в том, что государство не создает возможности трудоустроиться. Ведь если квалификация работников не соответствует той, что требуется на рынке труда, нужно помогать этим людям переобучаться, а не возлагать на них дополнительный налог в виде полной оплаты коммунальных услуг, − объясняет Мария Акулова.

– Что касается людей с алкогольной или другой зависимостью, которые не имеют ни квалификации, ни достаточной для работы дисциплины, то чаще всего работодателю такие работники не нужны, – дополняет Сергей Балыкин.

А брать с них дополнительные сборы – это практически подталкивать их к криминалу. Те же, кто в состоянии и хочет трудиться, они и без стимулов со стороны государства ищут и находят работу – кто-то в своем городе или за сто километров в столице, а кто-то уезжает на заработки в Россию или Польшу, как отмечают эксперты.

– Мы не можем говорить, что люди не хотят работать, а сидят и ждут, что правительство принесет им деньги. Люди активно ищут работу, просто не могут найти ее в стране, – говорит Владимир Ковалкин.

Если бы власти уделили больше внимания тому, как помочь народу пережить период трансформаций в экономике, то люди без какого-либо на них давления сами решили бы вопрос с занятостью, считают эксперты.

– Многие долгое время занимались одним делом, которое потеряло свою актуальность. Чтобы устроиться на работу, этим людям предстоит получить новые навыки. Государство могло бы не требовать с них дополнительного вклада в экономику прямо сегодня, а поддержать так, чтобы эти люди смогли начать трудиться и поддержать экономику завтра, – подчеркивает Мария Акулова.

Такой подход поспособствовал бы тому, что люди, которым не удается реализовать себя по своей специальности, смогли бы приобрести дополнительную профессию и повысить свои шансы на рынке труда.

Для глобального изменения ситуации правительству стоило бы заняться созданием таких условий в экономике, при которых появятся новые рабочие места, организовать такой бизнес-климат, при котором в страну пойдут инвестиции, убежден Владимир Ковалкин.

Это значит, работать над структурными реформами, переквалификацией работников и адекватными пособиями по безработице. Окупятся ли усилия властей по поиску не участвующих в экономике, их систематизации, внесению в базу данных, налаживанию ее работы, приему тех, кто будет приносить доказательства того, что не входит в список «тунеядцев»?

Изначально Декрет №3 предполагал обложение налогом тех, кто зарабатывает, но находится в серой зоне экономики. Идея неплохая, признает эксперт Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский. Но чтобы его реализовать в задуманном ракурсе, у госорганов оказалось недостаточно сведений о людях, которые попали бы в категорию неплательщиков налогов.

В итоге под одну гребенку постригли всех, кто не работал и не был зарегистрирован в центрах занятости. Первая редакция документа не сработала, и идею решили усовершенствовать.

Вторая попытка отличается лишь способом сбора денег с неработающих, а не пересмотром методов поиска тех, кого стоило бы обязать делиться с государством.

ПОЧЕМУ ТРЕБОВАТЬ ОТ БЕЗРАБОТНЫХ ОПЛАТУ ПОЛНЫХ ТАРИФОВ НЕВЫГОДНО

Облагать налогом или дополнительными расходами всех неработающих экономически нецелесообразно, убежден Лев Львовский. По многим причинам – от гуманитарных до сугубо экономических. Не зря же почти во всех развитых странах есть пособия по безработице или страховка от нее.

– Пособие по безработице существует не только для того, чтобы помочь людям, которые, потеряв работу, попали в трудную ситуацию. Оно имеет важное экономическое значение: если люди ищут работу, не торопясь, то общая эффективность экономики улучшается. Финансовая поддержка позволяет безработному найти более подходящую работу, а нанимателям – лучшего работника, – объясняет Лев Львовский.

К тому же некоторые не работают по той причине, что их обеспечивает партнер. Это означает еще и то, что из своих внушительных доходов он платит большие суммы налогов.

– Непонятно, зачем эту семью облагать дополнительным налогом. Тем более что уплачиваемые работающими людьми налоги у нас высокие – сумма подоходного налога вместе со всеми социальными взносами составляет почти 50% от зарплаты работника, – отмечает эксперт.

Беларусь декларирует свою социальность. Но такие государства собирают высокие налоги, чтобы помогать нуждающимся и оказавшимся в сложной ситуации. А взимать с неработающих дополнительные выплаты – это механизм из совсем другого примера государственного устройства.

Получается, что изначальная идея обложить плоским налогом людей, занятых в серой экономике, сама по себе была правильной. Но подкачала ее реализация. Перед принятием любых решений и документов стоило изучить ситуацию и убедиться, что человек действительно зарабатывает и недоплачивает государству налоги.

– Есть механизмы для того, чтобы это узнать. Например, если в семье никто из взрослых не работает, а они живут чуть ли не во дворце, ездят на хорошей машине, то такое поведение называют подозрительным потреблением. И это повод для проверки налоговыми службами, – отмечает Лев Львовский.

Но и в этом случае нет смысла вводить налог в 20 б.в. или заставлять семью платить ЖКУ по полным тарифам: если у семьи есть нелегальный доход, недоплаченные налоги могут быть намного больше. Кроме прочего, расходы на работу по декретам №3 и №1 в разы превышают получаемые государством выгоды.

ПРЯНИК ВМЕСТО КНУТА – ТАК ДЕШЕВЛЕ И НАДЕЖНЕЙ

– Уже лет шесть представители бизнеса убеждают правительство в необходимости проведения амнистии капитала и налоговой амнистии, которая касалась бы и юридических, и физических лиц, и осужденных за так называемые экономические преступления, – рассказывает руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук.

Это привело бы к раскрепощению источников инвестиций. Создание условий, в которых государству будут больше доверять внутренние инвесторы, нередко до этого прятавшие деньги не от хорошей жизни, приведет к лучшим условиям для привлечения зарубежного капитала.

Налоговую амнистию вполне логично применить и к работающим неофициально физическим лицам. Случается, что человек, занятый в серой экономике, застревает в таком порочном цикле – какое-то время он не платил налог со своих заработков, а через годы ему рискованно переходить в легальную сферу, потому что это вызовет вопросы о прежней деятельности и есть даже риск понести уголовную ответственность, отмечает Лев Львовский.

Чтобы подтолкнуть таких людей узаконить свою занятость и платить налоги, некоторые страны и проводят налоговую амнистию – не чаще, чем раз в 10–15 лет. Проводя налоговую амнистию, предлагают сообщить о неуплаченных налогах за предыдущее время, заплатить их, возможно, с каким-то штрафом, но без риска понести уголовную ответственность, – говорит эксперт BEROC.

Отчасти это практикуется в Беларуси в отношении руководителей предприятий, которых задерживают за неуплату налогов, но отпускают после возмещения ущерба. И применить такую меру в отношении более широкого круга участников серого рынка было бы разумно, считает Лев Львовский.

Доля теневой экономики в Беларуси, по данным Международного валютного фонда, достигает 32% от ВВП. Проведя налоговую амнистию, власти способствовали бы выведению из серой экономики в легальный оборот больших денег. А вернувшиеся в легальную зону рынка работники увеличили бы занятость, стали бы платить налоги и социальные выплаты.

Амнистия капитала и декриминализация экономических преступлений способствовали бы еще и выполнению программы по повышению ВВП до 100 миллиардов долларов к 2025 году, заключает Ярослав Романчук.

comments powered by HyperComments
Материалы по теме
Из рубрики