weather

USD 2.5658

EURO 3.0414

RUR(100) 3.4205

search

«Бибиканья быть не должно!» Стенограмма встречи главы района с ганцевчанами

Владимир Белов не стал выходить к протестующим на площадь, а пригласил горожан в городской Дом культуры.

 Председатель Ганцевичского районного исполнительного комитета Владимир Белов
Председатель Ганцевичского районного исполнительного комитета Владимир Белов / Фото: из архива ГЧ

Сегодня, 19 августа, в городском Доме культуры прошла встреча руководства района с жителями Ганцевичей. О такой беседе горожане просили несколько дней. Они выходили на площадь, просили ответить на их вопросы и требовали разрешить и дальше мирно высказывать своё несогласие с итогами выборов президента.

Однако чиновники на открытый диалог с населением на площади не согласились. Только сегодня они объявили о встрече на «своей территории», на которую пригласили всех заинтересованных. Приводим стенограмму беседы.  

Владимир Белов:

Для чего мы сегодня здесь собрались или я попросил, чтобы сюда пришли граждане Ганцевичского района. Ну, я на работу приезжаю в 7 утра или чуть позже. Ну конечно, я на работе всегда вовремя и не опаздываю.

Сегодня приезжаю на работу в 7:00, меня встречает возле райисполкома горожанка. Очень эмоционально. Ну, выражать своё мнение. Я не буду называть фамилию. Говорит, что я куда-то спрятался, что я не выхожу в массы. Сколько это будет продолжаться с "бибиканьем". Почему я разрешил массовые мероприятия. Ну, и так далее... Там минут 10-15 беседовали на эту тему.

Я никуда не прячусь, я перед вами. Я напомню, моя фамилия Белов, зовут меня Владимир. Я - председатель районного исполнительного комитета. Я родился на этой земле. С небольшим отрывом, мы с семьей уезжали, вернулись, и на сегодняшний день я продолжаю трудиться на этой земле.

Что касается тех вопросов, которые задали мне - я отвечу. Я ничего никому не разрешал. Когда у меня на приёме были шесть человек, я только пообещал одно - я вам гарантирую, что вас никто не тронет пальцем.

Самый главный вопрос, который я им задал - я сказал, чтобы флаг и герб остались на своих местах. И второй вопрос - чтобы не было вот этого "бибиканья".  Спросили насчет музыки. Я ничего разрешить не могу, потому что по закону я не имею права на это. Но если это будет расценено гражданами спокойно, ну тогда значит можно.

Три дня, которые вы проводите эти мероприятия (акции на городской площади), я только получаю одни претензии от граждан. Люди сначала звонили анонимно жаловались, сегодня уже жалуются не анонимно.

Я начал ездить в коллективы, и коллективы просто возмущены этими действиями (на площади). Вот здесь в присутствии этого зала я готов вам предоставить другое место. Там, где вы не будете мешать горожанам.

Один из вариантов размещения этого места - городской пляж. Там есть остановка, там нету жилья. Ездите там. Вот тут представители РОВД, я думаю, что, может, они закроют глаза, на то, что будете там и "бибикать".

Но в городе с сегодняшнего дня ввиду того, что я получил просьбы от горожан: музыки не должно быть, "бибиканья" не должно быть. Ну, я человек, который держит своё слово. По крайней мере, я себя таким считаю. Я не думаю, что здесь в зале кто-то скажет, что я чего-то не выполнил. Я сегодня готов на любой диалог, готов отвечать на любые вопросы.

Здесь люди пришли, я так понимаю, по своей инициативе. Здесь присутствует начальник РОВД, который готов ответить на вопросы. Мои заместители здесь присутствуют, я, ну и Совет депутатов (председатель). Я готов отвечать на любой вопрос. Пожалуйста.

И еще. Я никого на работу никогда не устраивал... Прошу прощения, бывает применяю административный ресурс в трудоустройстве, потому что иногда человек не может найти работу. И второе, я могу сказать, что я никого с работы не увольняю, и ни один руководитель в районе не скажет, что Белов дал команду уволить того или иного человека. Добавлю, те работники, которые соблюдают трудовое законодательство, которые специалисты своего дела, я думаю, их руководитель не будет смотреть какие политические взгляды у них.

передали в зал микрофон

Татьяна Жигун (горожанка):

Вот в свете происходящих событий ваш комментарий на все происходящее. На эти незаконные задержания, на избиение людей, на эти аресты. На этот полный беспредел, что вы скажете? Я понимаю, ваши дети не были в этой ситуации, там не сидели (на сутках). Но то, что я насмотрелась за прошлую неделю - мне хватило выше крыши. У меня с ног на голову всё моё мировоззрение поменялось.

Поэтому я не знаю, может я вместе с этими сидящими в зале людьми мы сейчас по разные стороны баррикад...

Владимир Белов:

Мы все в одном городе и не по баррикадам.

Татьяна Жигун:

И второе. В знак протеста (незаконного задержания) я в понедельник купила белые шарики и развесила на площади. Почему вас так испугали белые шарики (их сняли через несколько часов)? 

Владимир Белов:

Значит я отвечаю на первый вопрос как отец. Когда это начало происходить, я поговорил со своими детьми. Первый, конечно, у меня сын. Он уже имеет право голоса на выборах. Я честно говорю, что не знаю за кого он голосовал. Честно признаюсь, я не спрашивал. Я спросил его отношение к тому, что сейчас происходит. Мне сын отвечает:

"Папа, как я могу в чём-то разбираться, если я еще нигде не трудился, ничего еще не делал, и мне на происходящее, ну, трудно..."

Дальше, моя дочь, до тех событий, которые сейчас происходят в районе, она каждый день ездила спокойно на велосипеде по городу, гуляла в парке. Я каждый день отпускал. Но со вторника прошлого, когда увидел, что молодежь, непонятно по каким причинам, не зная, кто у нас... Они может даже до этого не знали, кто у нас президент. Я отдельным задал вопрос, кто у нас премьер-министр. Они даже не знают, кто у нас премьер-министр. 

И после этого я понял, что молодежь может сделать непонятно что. Я сказал своей дочери:

"Сиди дома".

Теперь я отвечаю как председатель райисполкома: на всё есть закон. Скажите, какой мотив был у ребёнка 17-летнего сеть в поезд и уехать в Минск и там (на площади) стоять в первых рядах (протестующих) и чего добиваться? Вот вы мне ответьте.

Татьяна Жигун:

О каком ребенке 17-ти лет идёт речь?

Владимир Белов:

Я не буду называть фамилий.

Татьяна Жигун:

Мой сын, например, есть доказательства прямые, есть запись видеокамеры, есть свидетели. Всё подтверждено. Он выходил с работы и его взяли прямо на пороге за дверями. Это нормально? И когда уже свидетельствовал участковый. Жалобу мы написали и не одну. Во все инстанции. Это нормально вы считаете?

Владимир Белов:

Вы знаете, вероятность того, что вы говорите, это правда или нет, я не могу сказать "да" или "нет".

Татьяна Жигун:

У меня все записи на руках. Понимаете, мне стыдно за это государство наше, в котором я живу, за наш город, что так поступают. Извините...

После этих слов женщина расплакалась.

Владимир Белов:

Я вам обещаю, здесь сидят сотруднику РОВД, что вашего сына никто трогать не будет. Как и всех остальных, которые были там на площади.

Вчерашний случай. После того, как все закончилось на площади, я поехал в Евроопт купить продукты. Встречаю хорошую знакомую, когда-то вместе в параллельных классах учились. И задаёт она вопрос:

"Так вы ж там всех фотографируете..."

Я не знаю, кто там чего увидел. Я вам с уверенностью скажу, что ни я, ни мои заместители фотоаппарата в руках не держат и ничего не фотографируют. Фотографирует другая газета ("Ганцевичский час").

Я хочу, чтобы в районе был мир и спокойствие, чтобы граждане могли спокойно спать и чтобы мой ребёнок поехал со своими друзьями и подругами спокойно по городу. И еще, чтобы не накалять обстановку. Я житель города. Я практически знаю каждого в лицо, но на площади стоят все люди, которых мы не знаем. И это правда.

Максим Омельянович:

Добрый вечер. Начнем по поводу вот этих автомобильных сигналов. Мы к вам приходили, побеседовали. Вы сдерживаете своё слово, мы тоже стараемся сдерживать свои слова. По поводу сигналов: вы в курсе, что я неоднократно писал о том, что не нужно сигналить. Но как повлиять, я не знаю..

Владимир Белов:

Да, я читал. Очень просто повлиять – когда вам сигналят, то вы не реагируйте. Вот и весь вопрос. Здесь человек в этом зале сидит, который меня утром воспитывал. Я куда-то спрятался от вас? Я не прятался и не пропал.

Я скажу так, может это ваша работа, может это ваш досуг, может этого проявление политических своих амбиций или чего-то еще. Но я считаю, что пока вы на площади - я на работе. Я тоже имею право на отдых, как и те люди, которые сегодня живут в пятом доме, третьем (у самой площади), по улицам Гагарина, ко Коммунистической.

Поверьте, я не вру. Ну, если вам надо документы, то мы можем предоставить документы, что люди жалуются. Когда я два дня назад выходил в 9 часов вечера (из райисполкома), люди, ну скажем возраста по годам моей мамы мне в укор немножко говорили:

«Когда это всё прекратится?»

Мы вам как 20 числа (20 июня) давали постоять полтора часа, здесь уже даём четвёртые сутки. Хватит может?

Максим Омельянович:

Ну, во-первых, если здесь есть жильцы соседних домов… Извините, если мы слишком шумим…Я всех людей на площади тоже не знаю, но знаю, что вы каждый день присутствуете в своём кабинете во время наших акций.

Владимир Белов:

Да, вы меня просили выйти, но я вам сказал:

«Я не ваш герой, я не выйду».

Здесь (в ГДК) давайте диалог проводить.

Максим Омельянович:

Вы говорите проводить эти акции в районе городского пляжа. Но я не вижу смысла тогда их проводить в том месте.

Владимир Белов:

Уважаемые граждане! Вы видите смысл проводить эти мероприятия на площади?

Из зала свое мнение высказала одна из жительниц дома по улице Коммунистической:

Я с 17 числа подходила к участникам и просила их успокоиться. Но это было бесполезно разговаривать с ними на площади. Нам на улице Коммунистической это все надоело. Поэтому я от имени жильцов прошу прекратить вот эти ОРГИИ. Нету уже никаких сил это терпеть.

Я говорила, что есть масса способов обратиться в райисполком, вышестоящие инстанции, чтобы выразить свои просьбы. Это (акции) никому не надо, ни домам, которые в районе площади. Давайте уважать старшее поколение.

Владимир Белов:

Закон о массовых мероприятиях говорит о том, что я должен вас оттуда удалить. Это говорят и граждане. Я думаю, что если надо, то их (недовольных граждан) придёт и больше. Я не думаю, я знаю, что людям это не нужно (акции на площади).

Чисто по-человечески, как гражданин прошу -  или давайте другое место, чтобы вы не мешали или давайте это все прекратим. Я готов открыть двери исполкома как там ваша супруга (супруга Максима) писала, только не для того, чтобы вы там сделали дебош, а прийти в большой зал с вами пообщаться со всеми. Только в открытом диалоге.

Дальше… Я не переступаю закон. Вы это тоже понимаете. Требования должны быть нормальными, обоснованными и самое главное - чтобы они поддерживались населением Ганцевичского района.

Я в больнице вчера был. Очень бурный был разговор, и упреков много было в сторону и РОВД, и может в какой-то степени в мою сторону. Отвечу,  что я несу ответственность за три года работы в районном исполнительном комитете.

Если за три года у кого-то есть ко мне вопросы, я готов на них ответить. Не спрашивайте меня за то, что делается в Минске. Я там  ничего не раздуваю и я туда детей не отправляю.

Поэтому в рамках трех лет работы моей, моих специалистов, которые со мной работают, я готов ответить. Если я нарушил закон, значит тогда пусть меня по закону и судят. Но просто здесь в Вайбере писать и хорошие слова… Я ни на одного человека, который там (на площади) стоял не сказал ни одного плохого и не скажу, а просто поливать грязью специалистов – это ни к чему.

Максим Омельянович:

Хотелось бы поправить немного, вот тут прозвучало слово «ОРГИИ»… Это не совсем корректно.

Владимир Белов:

Ну, поверьте, я здесь сижу на эмоциях. И все остальные здесь на эмоциях. Значит, в каждой организации, в которой я был до выборов и после – я не собираюсь ничьё мнение менять. Ничьё. Я рассказываю своё. А решать и думать – остальным. Вот вчера на площади звучала песня, что нужно думать головой, а не телефоном. Вот это реально.

И тут я вижу проблему наших детей, в том числе и моих детей, что они очень много проводит времени в интернете.

Никто не будет отрицать, что есть такие группы, что прочитал дети идут на самоубийство. Такие факты никто не скрывает. И даже есть статистика.

Дальше, скажите, какой мозг крепче: сорокалетнего мужика или 15-летнего парня? Скажите мне, ответьте мне на вопрос: о чём должен думать 15-летний парень? О футболе, об игре, может о девушках, о дискотеке, но не о политике…

Скажите, что должен держать в руке 15-летний парень? Мячик, теннисную ракетку… но не булыжник, не газовый баллончик, не нож, не дубину и не прут. Я вам отвечаю на ваши вопросы.

Максим Омельянович:

Ну, если мы разговариваем в формате нашего города и района, то у нас такие не были подростки замечены – с булыжниками и арматурой. Еще хотел спросить по итогам выборов. Где можно ознакомитьься с итоговыми протоколами выборов?

Владимир Белов:

Наша газета в субботнем номере еще раз продублирует. Да и «Ганцевичский час» об этом тоже писал. Я понимаю, что оппозиция этого может быть и не признает. Я в больнице вчера на это ответил. В любом случае вы должны понимать, что вы никогда не признаете выборы. В Ганцевичском районе за Лукашенко – большинство. И это правда!

Максим Омельянович:

Ну, извините, большинство  - это не 90%

Владимир Белов:

Протокол, я вам ещё раз говорю, информацию еще раз напечатает наша газета.  

Максим Омельянович:

Нет, я имею ввиду протоколы со всеми подписями по всем участкам.

Владимир Белов:

Конечно. Так, подождите, так «Ганцевичский час» тоже что-то печатал, они были на участке в Мальковичах. Во-первых, почему не пришёл сюда «Ганцевичский час»? У меня с Петром Гузаевским вчера был хороший разговор. И это правда.

Значит, когда люди начали писать в ихнем чате, который они организовали, их просто взяли и «забанили». Я набрался совести, позвонил Петру Павловичу, на эту тему поговорил. Если мы за демократию… Небольшой разговор был. Правда человек меня услышал и вернул. Правда не всех, а одного. 

Поэтому, давайте говорить честно, если ваша позиция одна, то у меня она – другая. Поэтому вашу позицию, пожалуйста, говорите здесь.

Максим Омельянович:

Скажите, пожалуйста, есть ли возможность там 2-3-4 человека прийти и лично ознакомиться с этими протоколами?

Владимир Белов:

Я вам на этот вопрос отвечал, когда вы были у меня в кабинете. На это должны быть законные основания. ЦИК примет решение – мы вам все покажем. ЦИК примет решение – мы вам дадим бюллетени. Пересчитаете.

Максим Омельянович:

Ну, ещё хотелось бы просто донести информацию, что в связи с происходящим в стране, в людях у нас идёт раскол и нагнетание небольшое обстановки. Причём я не отрицаю, что это нагнетание идёт с обеих сторон. Хочу обратиться просто к людям, что мы один белорусский народ. И нам не надо никаких войн, никаких расприй.

Владимир Белов:

Спасибо. Взаимно. Я вас в этом полностью поддерживаю. Я только могу сказать в дополнение, я вчера тоже это в больнице сказал. Я мультфильм этот хорошо помню: давайте жить дружно!

Ещё раз говорю, я отношусь к каждому мнению с уважением. Но поймите, оно у каждого своё. И вчера было такое:

«крикнули «Кто за Тихановскую?»

Подняли там руки. Я спокойно говорю:

«Кто за Лукашенко?»

Так невзрачно сначала. А потом говорю:

«Кто за Лукашенко? Чего вы боитесь?»

И тут раз, и все подняли руки. Их было не 3%. Прекратите. И я не 3%, я больше. Поэтому, давайте честно, если уже на то пошло.

В пятницу в 6 часов вечера мы собираем митинг. Я уже купил флаг за свои деньги. Я хочу пояснить, там в соцсетях везде пишут, что это за наши деньги все покупается. Всем присутствующим говорю, работает не только оппозиция, работают и другие.

О мире. Мы вас трогать не будем. Я прошу РОВД, они меня слышат. Трогать не будут. Сегодня я говорил с вашим главным (начальником Максима Омельяновича). Я сказал:

«Упаси боже чтобы кого-то пальцем тронули».

Поэтому никого увольнять не будут. Самое главное - соблюдать трудовое законодательство и законы Республики Беларусь. Больше ничего не нужно.

Скажу еще. Да, я мог бы работать в Минске, но я никуда не уехал, я остался работать здесь. По отдельной причине мне пришлось уехать в Иваново. Я очень благодарен Ивановской земле, чтобы меня приняли, что они мне дали опыт. Там тоже грамотные трудолюбивые люди. Я тоже там много чему научился и вернулся сюда. Те парни, которые стартанули, закончили университеты, назад не вернулись, а сегодня хотят здесь что-то расшатать…

Я не считаю это правильным. Мне здесь чужие не нужны. Да, они не чужие здесь, не чужие. Мы всегда рады видеть бывшего работника или бывшего ученика или, скажем, человека который когда-то жил здесь. Но только чтобы он приезжал к нам с миром.

Конечно же вы можете ехать учиться, конечно вы можете оставаться там, где нравится, но не забывайте что у вас есть родина, которой нужно помогать, а не вредить.

Я не знаю, где мои дети будут. Конечно, хочется чтобы они были где-то здесь. Но каждый вправе выбирать. Но я не думаю, что они будут малой Родине вредить.

Мы должны жить и работать вместе. Не нужно сегодня считать, что у кого-то особое мнение и он не наш. Мы все здесь свои. 

Я вас приглашаю без принуждения, кто желает в пятницу в 6 вечера, мы проведем небольшой митинг. Мы встретим из площади и с площади уйдем – покажем, что мы здесь нечего проводить не будем. Мы пойдём на стадион, послушаем пару песен. Если кто-то захочет сказать что-то, то микрофон будет открытым.

Подпишитесь на наш канал
comments powered by HyperComments
Материалы по теме
Из рубрики