weather

USD 2.0458

EURO 2.2613

RUR(100) 3.2083

search

«Ссылка» во благо – два года в Ганцевичах

Слово «Ганцевичи» я впервые услышал на университетском распределении и как молодой специалист (начинающий журналист) попал в этот город спустя несколько месяцев, в августе 2015 года. Только тогда я понял, что меня ожидает двухгодичный экскурс в неоднозначные реалии небольшого районного городка.

Фото: Ирина Домаракая

Так как на момент начала своей отработки я представлял собой молодого человека, до сей поры ведшего преимущественно тепличный образ жизни (завтрак на столе и ежедневную порцию чистых носков мне любезно предоставляли мама и папа), трудности, настигшие меня прежде всех остальных, можно условно назвать бытовыми. Многие читатели наверняка сочтут странным вопрос «А как включить стиральную машину?» – в особенности в том случае, когда он звучит из уст 22-летнего парня – но, кажется, я не слишком согрешу против житейской истины, если предположу, что эти два года самостоятельной жизни научили меня не перекладывать ответственность за собственную жизнедеятельность на других людей.

И если научиться ухаживать за собой – лишь вопрос времени и определенных условий, то профессиональный рост требует много большего. Вспоминаю, как в первые дни работы я стеснялся разговаривать с начальниками всех мастей, от мала до велика (благо что неспособность вести адекватный диалог некоторых из них прямо-таки располагала к проявлению заочного страха). Но спустя некоторое время я осознал одну простую вещь, все это время лежавшую на поверхности материи отношений «власть – СМИ» (не без помощи своего главного редактора, разумеется): чиновник, не желающий делиться информацией с журналистом, боится последнего гораздо больше – вести диалог с представителями власти стало гораздо проще.

Следующим пунктом рабочих обязанностей, поначалу вызывавшим у меня чуть ли не когнитивный диссонанс, стал опрос – так уж вышло, что «на старте» меня отрядили проводить его в одиночку. Реакцию горожан, провожавших меня (читай – мои татуировки и пирсинг) неодобрительным взглядом, понять можно – жителям страны, всего лишь несколько десятилетий назад вышедшей из-под гнета коммунистической идеологии, не признававшей проявления какой-бы то ни было инаковости, видимо, необходимо чуть больше времени для осознания того, что внешний вид человека никоим образом не влияет на качества, необходимые для взаимодействия с социумом. Труднее свыкнуться с другим: с поистине странной и ничем не подкрепленной верой во всесилие местных «градоначальников», которые (по мнению многих горожан, встреченных мною на опросе), увидев на полосах не признаваемой ими газеты фото государственного служащего, якобы способны испортить человеку жизнь. Позволю себе небольшое напоминание, адресованное боязливым – за окном все-таки не Пхеньян, уважаемые.

Тем не менее, на моем корреспондентском пути появлялись и совершенно другие люди, «исповедовавшие» противоположную веру, имя которой – «чиновник – слуга народа». Здорово оглядываться назад и осознавать, что не перевелись еще ганцевчане, не стесняющиеся напоминать представителям местной власти эту банальную аксиому – ведь жажда справедливости всегда остается таковой, вне зависимости от численности населения города, в котором ты пытаешься жить и оставаться человеком.

А вообще чиновничий аппарат – это отдельная тема, достойная даже не целой статьи, но цикла (к сожалению, пока только сатирического). Забавно было слушать все эти речи (старательно читаемые с бумажек) о стабильности и процветании района, в то время как органы опеки отбирают детей у инвалида, врачи полностью уничтожают легкие человека просто потому, что эскулапы сочли его алкоголиком, а бесплатную газету, которая старается придавать огласку происходящему в районе беспределу (иначе и не скажешь), не пускают в больницы и школы, «аргументируя» свое решение доводами, явно говорящими о профессиональной некомпетентности запрещающего.
Как оказалось, мое неприятие подобного положения вещей не пришлось по душе тем, кто этим положением довольствовался – были и жалобы в прокуратуру, и устные разговоры. Однако все эти нюансы – так или иначе привносившие в мое существование некий дискомфорт, скрывать не стану – меркнут перед осознанием того, что газетный текст действительно в состоянии помочь людям: тем, чью дочь оставили в покое органы опеки; тем, чья жизнь не оборвется из-за врачебной халатности. Ни в коем случае не буду приумножать свой вклад в процесс решения проблем, ведь он не так уж и высок – мне просто хочется верить, что хотя бы некоторые мои статьи внесли толику добра и справедливости во все то, что нас окружает.

Но не едиными чиновниками и их нежеланием служить народу жив район, а жив он прежде всего тем самым народом – народом, оказавшимся не промах. Не буду долго распространяться о ганцевчанах, скажу лишь – гоните в шею «знатоков», утверждающих, что люди, живущие в провинции – это люди низшего сорта. Заявляю подобное со всей ответственностью человека, два года прожившего в этой самой провинции, за это время встретившего немало ганцевчан, достойных упоминания как в этом, так и в любом другом тексте.

Однако прощальный текст без благодарностей – это не прощальный текст, поэтому искренне выражаю эту самую благодарность (размерам коей нет предела) всему коллективу редакции «ГЧ», все эти два года терпевшему меня и мое нежелание бороться с ленью – спасибо вам, коллеги! И как бы ни хотелось избежать лексических штампов, без одного обойтись точно не выйдет – я действительно никогда вас не забуду... Не меньшие реверансы (если не большие) адресую читателям газеты – кто мы без вас, как не обыкновенная компания людей, худо-бедно умеющих писать сносные тексты.
Не поминайте лихом!

comments powered by HyperComments
Темы: 3
Из рубрики