weather

USD 2.5658

EURO 3.0414

RUR(100) 3.4205

search

Не пошикуешь. Реально ли прожить на пенсию по инвалидности

Ганцевчанка Татьяна Краснова рассказала, как распределяет доходы и расходы, чтобы денег хватило на месяц.

 У Татьяны Красновой из Ганцевичей инвалидность по зрению первой группы
У Татьяны Красновой из Ганцевичей инвалидность по зрению первой группы / Фото: Светлана Малышко

У Татьяны Красновой инвалидность по зрению первой группы: видит лишь на 10% от нормы, и то на один глаз. Она не коренная жительница Ганцевичского района: родилась в столице Таджикистана – в городе Душанбе. Но судьба сложилась так, что ровно 25 лет назад она бежала от войны с маленьким сыном с родины и осела в нашем районе – сначала в Мальковичах, а потом переселилась в райцентр. Но обо всем по порядку.

Татьяна родилась в 1972 году в семье медицинских работников. Её мама была известным кардиологом. Но дочь по стопам родителей не пошла – здоровье не позволило. Девочка родилась с дефектом зрения – близорукостью высокой степени.

У Татьяны Красновой из Ганцевичей инвалидность по зрению первой группы
У Татьяны Красновой из Ганцевичей инвалидность по зрению первой группы / Фото: Светлана Малышко

Мама показывала её различным специалистам, в том числе несколько раз возила в Москву в разные клиники, в результате Татьяна в подростковом возрасте перенесла две операции на глаза. Но всё оказалось тщетным: болезнь брала свое, и с возрастом положение только усугублялось. В детстве ей не ставили инвалидность – таковым было решение мамы.

«Инвалидность у нас как ярмо: если инвалид, значит – отброс общества. Мама не хотела, чтобы в меня тыкали пальцем с детства, что я калека», – сказала Татьяна.

Девчонка выросла и после восьмого класса в 1987 году поступила в культпросветучилище, чтобы стать библиотекарем, и проучилась три года. Чем обусловлен такое необычный выбор профессии для человека с проблемами со зрением? Да просто Татьяна, по её словам, «книжный наркоман», без чтения не могла существовать, читала запоем и без книг не представляла жизни.

Работать пришла в медицинский институт библиотекарем. Говорит, что работа ей безумно нравилась, там она чувствовала себя в своей среде. Да и заработок был приличный по тем временам – 95-100 рублей (её мама-врач получала около 130 рублей). Личную жизнь Татьяна устроила по объявлению из специализированной газеты знакомств для инвалидов.

Сначала она переписывалась с претендентом из Беларуси, потом мужчина приехал к ней, и молодые зажили гражданским браком. А в 1993 году появился и малыш – сынок Николай. Когда ребенку исполнилось полтора года, Татьяна «попросила» гражданского супруга из дома.

«Ему не столько семья нужна была, сколько гулять хотелось. Выпивал».

БЕЖАЛА ОТ ВОЙНЫ С ОДНИМ ЧЕМОДАНОМ И КОЛЯСКОЙ С МЛАДЕНЦЕМ

В это время в Таджикистане бушевала гражданская война, начавшаяся в начале 90-х: местное население вытесняло русскоговорящих. Татьяна рассказала, что это были страшные времена: люди не только опасались за свою жизнь, но и элементарно рисковали умереть голодной смертью. Зарплату не платили месяцами, поэтому приходилось продавать на «блошином» рынке за бесценок хорошие вещи (ложки, тарелки, сервизы, хрусталь), которые были в доме, а на них покупать хлеб или молоко.

У Татьяны Красновой из Ганцевичей инвалидность по зрению первой группы
У Татьяны Красновой из Ганцевичей инвалидность по зрению первой группы / Фото: Светлана Малышко

«Хрустальная ваза стоила не больше буханки хлеба», – сказала Татьяна.

Но и за этими продуктами приходилось выстаивать многокилометровые очереди. Довелось ей попадать и под обстрел, видеть убитых, которые лежали прямо на улице, испытать голод.

«Войны я хлебнула выше крыши», – сказала Татьяна.

Она приняла решение уехать. Ей помогла подруга матери, проработавшая с ней бок о бок много лет медсестрой. Она была немкой и, когда получила разрешение властей, уехала на родину. Узнав, что в Таджикистане военное положение, обстрелы, убивают русскоязычных, а за хлебом по трое суток на хлебозавод стоят в очередях, то предложила свою помощь, сказав:

«Хотите, мы вам в деревне домик купим где-нибудь, где нет войны?»

Татьяне через знакомых баптистов (она крестилась в христианской церкви, но незадолго до этого примкнула к баптисткой церкви) нашли местечко в спокойной Беларуси: в 1995 году ей купили дом в деревне Мальковичи. Мама уехать из Таджикистана не смогла, а вот Татьяна с минимумом вещей и маленьким сыном отправилась в Беларусь.

Говорит, что первым впечатлением и настоящим шоком в нашей стране было то, что, когда она шла по улице города Гомеля, вдруг увидела надпись на магазине большими, «аршинными» буквами «МАЛАКО».

«Думаю: мало что безграмотные, так ещё и не постеснялись такими большими буквами. Это потом я узнала, что надпись была на белорусском языке», – смеётся Татьяна.

Второе потрясение ожидало её уже в деревне. Она переселилась в Мальковичи в мае, поэтому решила посадить огород. Когда его вспахали, она босая вышла в поле и по щиколотку провалилась в землю.

«Это было так неожиданно! У нас в Таджикистане земля глиняная, в это время она высыхает в камень. А тут как пух!» – вспоминает Татьяна.

Работы Татьяне в деревне не нашлось, несмотря на диплом. Жили они вместе с сыном на её пенсию по инвалидности 2-й группы (её женщина оформила, когда стала совершеннолетней) и детское пособие.

У Татьяны Красновой из Ганцевичей инвалидность по зрению первой группы
У Татьяны Красновой из Ганцевичей инвалидность по зрению первой группы / Фото: Светлана Малышко

ОДНА В ХОРОМАХ

Возможность перебраться в город у нее появилась несколько лет спустя после переезда в Беларусь, в 2005 году. Этому способствовали неприятные события: в Душанбе в 2003 году умерла мама, оставив ей в наследство недвижимость.

Татьяна говорит, что вот такой парадокс: мама была кардиологом с пятидесятилетним стажем, спасла сотни, если не тысячи жизней, а сама умерла от сердечной недостаточности. Ей нужно было поставить кардиостимулятор, но возможности для этого не нашлось: таджики бесплатно не хотели его ставить, нужно было заплатить 3 тысячи долларов, а таких денег у врача не оказалось...

Татьяна на похороны не попала – её развернули пограничники в аэропорту в Москве. Причина – они с сыном не имели белорусского гражданства, а только вид на жительство (гражданство она получила лишь через два года после смерти мамы).

«И билет в кармане был, и телеграмма, а пришлось возвращаться назад не солоно хлебавши. Не попрощалась я с мамой в последний раз», – с грустью говорит Татьяна.

Она выслала маминой соседке (которая, кстати, и занималась похоронами) генеральную доверенность на продажу квартиры, а некоторое время спустя, получив деньги за наследство и продав свой домик в Мальковичах, переселилась с сыном в город. Сейчас она проживает одна в четырёхкомнатной квартире в многоэтажке по улице Орловского, которую делит с 13-летней кошкой Лизой.

«Когда сын принес её, она на ладошке помещалась. А сейчас кошка – бабушка уже», – с любовью говорит о питомице женщина.

Её сын женился около двух лет назад и с супругой переселился в г. Бобруйск, где обоим молодым нашлась работа. Татьяна Краснова ещё довольно молодая женщина, которой не повезло со здоровьем. Говорит, что у неё «букет» болячек, о которых не хочет распространяться. Женщина вообще по жизни оптимистка, не любит жаловаться и плакаться, а любимый девиз, по её словам, еврейский – «Не дождётесь!»

«Некоторые, как только заболеют, так сразу на спину падают и лапками сучат: мол, пожалейте, я больной. А я так не хочу. Я если могу ходить и что-то делать – делаю. Как говорится, если человек хочет жить, то медицина бессильна», – сказала она.

До 2017 года ей была назначена вторая группа инвалидности, но вот уже третий год женщина находится на первой (нерабочей) группе инвалидности. Она носит очки с сильнейшими линзами, а по улице передвигается исключительно со специальной тростью, указывающей окружающим, что перед ними незрячий человек. По хозяйству ей помогает социальный работник: помогает убирать в квартире, покупает продукты, лекарства, ходит за рецептами, и другое. Но многое Татьяна делает сама. Наощупь.

«У ЗРЯЧИХ И НЕЗРЯЧИХ РАЗНОЕ ВОСПРИЯТИЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ. ВОТ ВЫ, НАПРИМЕР, ХОДИТЕ В МАГАЗИН «ГОРЯЧИЙ ХЛЕБ»? МОЖЕТЕ СКАЗАТЬ, СКОЛЬКО ТАМ СТУПЕНЕК? Я А МОГУ – ПРИСТУПКА И ПЯТЬ СТУПЕНЕЙ. Я НЕ ВИЖУ, НО Я СЧИТАЮ. И ТАК ВСЕ СЛЕПЫЕ», – СКАЗАЛА ОНА.

Более того, женщина сама готовит на зиму закатки и другие блюда: печет для гостей пирог «Обсыпной», лепит самсу (таджикские пирожки с мясом) или свое коронное таджикское блюдо – манты (пельмени на пару). Говорит, что это нетрудно – хоть глаза и не видят, зато руки сами чувствуют и делают.

Секрет коронного блюда прост: обычное пельменное тесто, а «смак» в самом фарше: мяса и лука, который режется мелкими брусочками, в нем должно быть ровно наполовину, иначе это не настоящие таджикские манты.

У Татьяны Красновой из Ганцевичей инвалидность по зрению первой группы
У Татьяны Красновой из Ганцевичей инвалидность по зрению первой группы / Фото: Светлана Малышко

Кстати, парой-тройкой таких «пельменей», приготовленных на пару (у Татьяны есть специальная кастрюля для их приготовления) можно запросто насытиться. И она уже налепила их с килограмм, ожидая в гости сына.

«Он у меня замечательный. Каждый день с ним по скайпу общаемся», – сказала с гордостью мама.

Чтобы не заскучать в одиночестве, Татьяна... читает. Да-да, читает, и это несмотря на то, что почти не видит. Она рассказала, что врач-офтальмолог категорически запретила ей это занятие, но она не может бросить.

«Перестану читать, если только вообще ослепну», – смеётся Татьяна.

А еще она любит разгадывать кроссворды и сканворды. Это хобби – для поддержания памяти и эрудиции.

НЕ ШИКОВАТЬ И ЭКОНОМИТЬ

В настоящее время её доход – пенсия по инвалидности первой группы – составляет 326 рублей. Женщина говорит, что этих денег на жизнь ей обычно хватает. Если случаются непредвиденные ситуации, выручает сын, который работает в строительной организации и в состоянии поддержать маму финансово. Итак, на что же тратит деньги Татьяна Краснова?

Львиная доля расходов уходит на питание и коммуналку (эта сумма зависит от сезона). Чуть меньше - на бытовые мелочи, телефонную связь и мобильный, корм кошке, книги и кроссворды. Оставшиеся деньги идут на различные сезонные расходы.

В этом месяце она планирует оставшийся «хвостик» потратить на покупку овощей для закаток на зиму.

«Хочу лечо двух видов сделать, и еще пару салатиков поставить. Зимой всё улетит. Да и детям гостинцев можно дать, когда в гости нагрянут», – поделилась планами на будущее Татьяна.

Это её секрет экономии: делать заготовки впрок. А также в целях экономии она не покупает сдобу и сладости - ей эти продукты запрещены. Но гостей любит угостить вкусненьким и в таджикских традициях сама печет пироги.

Подпишитесь на наш канал
comments powered by HyperComments
Материалы по теме
Из рубрики