weather

USD 2.5755

EURO 3.0365

RUR(100) 3.4258

search

«Даже мужчины плакали»: как родители искали сына в СИЗО

О задержании сына жительница Любашево Татьяна Жигун узнала не сразу, а лишь спустя полсуток. С того момента они с мужем четверо суток провели в ожидании и поездках по РОВД Пинска, Столина и Барановичей. Женщина рассказала, как они искали сына и пытались вытащить его на свободу.

 Татьяна Жигун много раз звонила сыну 10 августа, но он не отвечал. Она поняла, что что-то случилось...
Татьяна Жигун много раз звонила сыну 10 августа, но он не отвечал. Она поняла, что что-то случилось... / Фото: viber

О НАБОЛЕВШЕМ

Я об этой ситуации узнала не сразу, потому что нахожусь в Ганцевичах, а сын живёт в Пинске с девушкой. Маша была рядом с ним во время задержания, но боялась сразу позвонить нам, потому что всё произошло около трёх часов ночи.

Утром мы с сыном всегда созваниваемся. Если он пропустит звонок, то обязательно отпишется, что всё нормально. А в понедельник 10 августа я не дождалась его звонка и набрала ему сама раз шесть, но он не отвечал. Я поняла, что что-то случилось. Ближе к обеду позвонил друг сына, с которым созванивалась Маша, и рассказал, что Сашу забрали. Мы с мужем бросили все дела и поехали на машине в Пинск.

На крыльце у ГОВД стояло море народа: родители, друзья. Все пытались узнать хоть какую информацию, но им ничего не говорили. В здание не пускали. По-хорошему, когда нажимаешь на звонок, сотрудники милиции должны выйти и дать ответ или хотя бы огласить списки задержанных. Дошло до того, что они даже дверь не открывали и отключили звонок, чтобы люди не беспокоили. С двух часов дня мы сидели возле здания и ничего не могли узнать.

Вечером, когда поменялась смена, вышел человек и огласил списки. Я ему пояснила, что у сына проблема с сердцем, к тому же привезла с собой подтверждающие документы, что сын пережил остановку сердца и операцию. Пояснила, что сыну нельзя волноваться, чтобы не спровоцировать подобную ситуацию. Реакции никакой...

Мы простояли всю ночь и видели, что автозаки, битком заполненные людьми, ездили туда-сюда. Что они там вытворяли: тащили чуть не волоком из автозака женщин, мужчин, девушек, подростков. Люди не могли сопротивляться и защищаться. Руки у всех за спиной, все согнутые, некоторых тащили за волосы, подталкивали вперёд и били дубиной. Наверное, так даже над маньяками и убийцами не издеваются. Люди плакали и кричали:

«Что вы делаете, зачем издеваетесь над своим народом!?»

СЫНА НЕТ В СПИСКАХ

Так мы простояли ночь, а наутро 12 августа нам сказали, что сына нет в списках. Мы наняли адвоката, но и ей в тот день не дали никакой информации, хотя она занесла документы, подтверждающие, что сын был на работе, и предоставила справки о состоянии здоровья. Затем она разговаривала с начальником милиции. Он сказал, что Сашу ночью увезли в Столин. Мы поехали туда.

Уроженец Любашево за пять дней побывал в СИЗО трёх городов: «Эти дни были самыми худшими в моей жизни»
Уроженец Любашево за пять дней побывал в СИЗО трёх городов: «Эти дни были самыми худшими в моей жизни» / Фото: Сергей Багров

В Столине с нами более-менее общались и пустили в дежурку, потому что мы были с адвокатом. Сына собирались допрашивать. Мы попросили занести ему передачу: воды попить, печенье и свежее бельё. Адвокат сообщила, что передачу взяли, но не передали. Я возмутилась:

«Вы хоть совесть имейте, наши дети там сутки сидят без воды и еды».

Тогда нашу передачу занесли.

«ЛЯГУ ПОД КОЛЁСА, НО НЕ УЙДУ»

К центральному входу подъехал автозак, и нас принялись прогонять: мол, уйдите, проводится спецоперация. Я им говорю:

«Какая спецоперация, если вы движение не перекрывали, прохожих не предупреждали? А я ничем не мешаю, просто стою молча».

Мне угрожали, что вызовут наряд. Я спросила:

«А за что вы меня упакуете? Я знаю, что будете увозить наших детей и никуда не пойду. Лягу под колёса, но не пойду».

В тот момент возле Столинского РОВД стояли только мы с мужем и Маша (Татьяна не сдерживается и плачет). Муж отошёл подальше, чтобы не провоцировать их на какие-либо действия. А меня не смогли прогнать. Я не сдвинулась с места, потому что надеялась увидеть сына. Мне стали говорить, что, мол, меня даже не досматривали, а вдруг у меня при себе есть что-то запрещённое. Тогда я сказала, что это не проблема и начала снимать майку.

Смотрите также: Уроженец Любашево за пять дней побывал в СИЗО трёх городов: «Эти дни были самыми ужасными в моей жизни»

Сотрудник милиции отвернулся и ушёл: понял, что бесполезно меня прогонять. Ребят выводили и садили в автозак с интервалом минут в десять. Нашего Сашу вывели на крыльцо где-то десятым. Он голову повернул и увидел, что мы стоим. Охранник, что стоял возле автозака, подошёл к нам и сказал:

«Не волнуйтесь, я у него спросил, как он себя чувствует. Ваш сын улыбнулся и сказал, что очень рад, что увидел вас».

После этого я немного успокоилась. А ребят повезли обратно в Пинск, и мы проследовали следом за ними.

НАДЕЯЛИСЬ, ЧТО СЫНА ОТПУСТЯТ

В Пинске возле здания РОВД стояло много людей. Нас обнадёжили, что если сын ни в чем не участвовал и нигде на видеокамере не засветился, то его отпустят. Мы очень на это надеялись, потому что истекало трое суток задержания. Начали выпускать с 12 часов по одному. На втором этаже их прессовали. Скорая приезжала туда почти каждый час.

Когда медики заходили в здание, мы бросались к двери и спрашивали у дежурного, к кому их позвали. Там были избитые, поломанные и сердечники, но к кому приехали медики, никто ни слова не говорил.

Смотрите также: Родители четверо суток ждали сына у крыльца ГОВД, но судили его прямо в ИВС

Спасибо медработникам, что они этого не скрывали. Когда садились в машину, через окошко они шептали нам фамилию пациента, чтобы люди знали. Некоторых скорая забирала на носилках и увозила в больницу.

Когда выпускали задержанных, то страшно было смотреть, в каком моральном состоянии они выходили. Некоторые были избиты. Дети выходили в порванных майках и шортах, без шнурков, без вещей. Вещи и телефоны пропали. Некоторые молодые люди подходили сразу к родителям и говорили:

«Давай поскорее уйдём отсюда, потому что здесь творится страшное».

ХВАТАЛИ И ИЗБИВАЛИ

Мы узнали, что задержанных парней и девушек держали в подвале, без воды и без еды. Людей задерживали на улице, возле машин, на заправке. Беспредел творился прямо у нас на глазах. Мы стояли на крыльце ГОВД, а рядом по улице прогуливалась семья с двумя детьми. Не прошло и пяти минут, как прибежала мама с детьми и говорит, что мужа забрали. За что?!

По словам задержанных, там издевались даже над молодыми девушками. Среди этих людей в форме тоже были девушки. Они выходили после смены как будто ни в чём не бывало. Это страшно. Нормальные люди так делать не будут и лучше потеряют работу, чем будут издеваться над людьми.

Двое мужчин постарше вышли и рассказали, как их били, издевались. Один из мужчин рассказал, что в Столине он находился в одной камере с нашим сыном и в автозаке ехал в одной ячейке. Советовал не переживать, сказав, что его должны выпустить.

На третий день поисков сына и ожидания возле здания милиции Татьяна Жигун написала на майке маркером и помадой «Отдайте моего сына»
На третий день поисков сына и ожидания возле здания милиции Татьяна Жигун написала на майке маркером и помадой «Отдайте моего сына» / Фото: viber

Мы стояли обнадёженные, но так и не дождались Сашу. Ожидавшие оказывали помощь тем, кого не встречали: предлагали позвонить родным, вызвать и заплатить за такси. Все друг за друга болели и переживали, чтобы за углом их не схватили снова.

НЕИЗВЕСТНОСТЬ ВЫМАТЫВАЛА

Я и плакала, и кричала, потому что мучила неизвестность. Мы не спали и почти ничего не ели, а всё надеялись, что выпустят сына. Но днём 13 августа так и не дождались его. Уже на следующий день в пять часов утра вышел милиционер и сказал, что Саша задержан за административное нарушение. Я спросила, за какое же, если есть доказательства, что он невиновен.

Смотрите также: «Добро пожаловать в ад!» Ганцевчанин рассказал, как задерживал ОМОН и били на Окрестина

Сразу же позвонила адвокату, и в семь часов она была уже на месте. Адвокат узнала, что Сашу будут судить. Суд находится рядом на соседней улице. Всем нам сказали идти туда, но в итоге судьи прибыли в здание РОВД и рассматривали административные дела на месте. Адвокат пошла туда, нашла документы и присутствовала на процессе, где милиционер говорил о том, будто видел Сашу в толпе, когда он размахивал руками и скандировал «Жыве Беларусь!»

Видео, которое сняли с камер на месте работы Саши, к делу не приобщили. На основания свидетельства этого милиционера Саше дали 15 суток. До и после суда увидеться с сыном не получилось, но я уже знала, что он чувствует себя неплохо. Нам сказали, что их увезут в Столин либо в Ивацевичи. Родители других задержанных сказали, что Саша остался в Пинске.

Мы поехали домой, чтобы хоть переодеться. Взяли с собой воды, средства гигиены, продукты питания и поехали опять в Пинск. Правда, передачу у нас взяли. 14 августа мы подали жалобу в Брестский областной суд, потому что в протоколе задержания и в постановлении допущены нарушения, не совпадает время задержания и другое.

НЕ НАДО МОЛЧАТЬ

После суда Сашу отвезли в Барановичи и спустя почти сутки выпустили. Поздно вечером 15 августа нам позвонили волонтёры и сообщили, что везут сына домой. Мы встретили их в Синявке. Спасибо всем за помощь!

В этой ситуации нас поддержали все, кроме одного Сашиного друга, который работает в Ганцевичском РОВД. Они дружили с детского сада, более 20 лет были вместе. Я ему первому позвонила, когда узнала, что сына задержали. Надеялась, что он поможет узнать о нем какую-либо информацию. А он ответил, что ничем не может помочь: мол, Саша оказался не в то время и не в том месте. Я считаю, что он предал друга. Это будет разочарованием для сына.

Смотрите также: Аресты, уголовные дела, милицейское насилие накануне президентских выборов 9 августа в Беларуси

Происходящее стало стрессом для всех. Об этом не надо молчать и не надо бояться рассказывать. Если все будут молчать, то мы ничего не добьёмся. Такие стражи порядка должны знать, что пострадавшие их ненавидят. Я, стоя на крыльце, говорила милиционерам это в глаза. В ответ они угрожали посадить меня вместе с сыном. Я говорила:

«Сажайте, если вам от этого легче станет».

В этой ситуации плакали даже мужчины, потому что ничем не могли помочь своим детям. Нас поддерживали волонтёры, которые приносили минералку и фрукты, поддерживали морально. Автомобилисты сигналили, выходили на акции с шарами и цветами. Я думаю, что не надо мириться с беззаконием, произволом, иначе мы так и останемся забитыми и зашуганными.

Подпишитесь на наш канал
comments powered by HyperComments
Материалы по теме
Из рубрики