weather-3

USD 2.1506

EURO 2.4469

RUR(100) 3.2401

search

Павел Сапелко: «Власть нужно воспитывать, чтобы она уважала права человека»

Ежегодно, начиная с 1950 года, 10 декабря отмечается День прав человека. Какова сегодня ситуация с соблюдением прав человека в Беларуси, с какими трудностями приходится сталкиваться борцам за права человека и стоит ли ждать изменений в лучшую сторону, рассказал правозащитник центра «Весна» Павел Сапелко.

 Павел Сапелко – юрист
Павел Сапелко – юрист

«Павел Сапелко – юрист, специализировался на оказании юридической помощи и защите в суде политических и общественных деятелей. За защиту в суде интересов экс-кандидата в президенты Андрея Санникова в 2011 году Павла Сапелко лишили адвокатской лицензии.

Изменилась ли за последний год в Беларуси ситуация с соблюдением прав человека?

В лучшую сторону мало что меняется. Да, бывают периоды, когда случаев нарушения прав человека фиксируется меньше, но это, к сожалению, не значит, что их нет. Это говорит лишь о том, что в какой-то конкретный период в стране было затишье, не происходило каких-либо значимых или знаковых событий, на которые бурно бы реагировала власть.

Как правило, с реакцией на эти события чаще всего и связаны факты нарушения прав человека. Например, в прошлом году массовых задержаний было гораздо больше, нежели в текущем. В 2017 году во время шествия на День Воли только в Минске задержали больше сотни человек.

В этом году таких массовых задержаний не было. Но это не значит, что ситуация улучшилась. Да, прецедентов было меньше, но системных изменений не произошло. Закон остался в том же состоянии, репрессивная политика власти не изменилась.

С какими проблемами и просьбами чаще всего обращаются к правозащитникам?

Основной акцент в своей работе мы делаем на защите политических и гражданских прав. Реже – социально-экономических прав. Часто к нам обращаются жертвы жестокого обращения. В первую очередь мы оказываем информационную поддержку, консультативную помощь. На мой взгляд, это очень важно.

В государственных органах такую поддержку получить непросто: там боятся, что осведомленный пострадавший начнет действовать и ситуация с применением жестокости станет достоянием общества.

Людям нередко приходится отстаивать свои права в суде. Каких примеров исхода такой борьбы больше?

Далеко не все выступления в суде заканчиваются какой-то безоговорочной победой или решением проблем конкретного человека. Несмотря на то, что правозащитники не выступают в суде, информационная поддержка, которую они оказывают, часто играет решающую роль.

К сожалению, в этом году примеров каких-то значимых побед в суде нет. Если рассматривать прошлый год, то это было громкое дело Игоря Птичкина, умершего в СИЗО в Минске. Мы помогали его семье, когда родные взыскивали компенсацию с государства за моральный вред, причиненный гибелью их родственника. Семье удалось победить и получить компенсацию.

Замечаете ли вы, что люди стали более внимательны и требовательны к тому, чтобы их права соблюдались, что люди все больше стремятся отстаивать свои права?

Жители нашей страны стали гораздо больше информированы о правах человека. На мой взгляд, это происходит благодаря правозащитникам, которые в своих выступлениях часто указывают именно правозащитные аспекты той или иной проблемы. Можно вспомнить те же декреты о тунеядцах.

Выступая в СМИ по поводу их принятия, правозащитники обсуждали эти документы именно в контексте нарушения прав человека. В сознании людей начало закрепляться утверждение, что не всегда даже закон должен соблюдаться, потому что в Беларуси закон иногда может нарушать права человека.

Почему, на ваш взгляд, в нашей стране до сих пор не отменили смертную казнь?

Об отмене смертной казни в Беларуси сегодня говорят не только правозащитники. Некоторые представители власти также отмечают, что они «не против отмены, но мы вынуждены учитывать мнение народа», ссылаясь при этом на результаты референдума 1996 года.

Когда проводился референдум, не было альтернативы в виде пожизненного заключения. Кроме того, со дня референдума прошло больше 20 лет, и участие в нем принимали представители прошлого поколения.

Нынешнее же не могло высказать свое мнение. К тому же не все вопросы в принципе могут выноситься и решаться посредством референдума. Например, попросить людей проголосовать «за» или «против» дорожного сбора в Беларуси – исход такого референдума очевиден.

Тем не менее сбор существует и решение о его вводе принимали представители власти. Решение вопросов, связанных со смертной казнью, тем более удел политической элиты.

Что можно сказать о перспективах? Стоит ли ожидать, что ситуация с соблюдением прав человека в нашей стране изменится в лучшую сторону?

Однозначно можно сказать, что осведомленность отдельных людей и общества в целом растет. Люди больше знают о своих правах, а следовательно, тщательнее отслеживают и замечают ситуации, в которых эти права могут нарушаться.

Раньше, например, заключенные могли не знать, что слишком сильно зажатые наручники – это жестокое обращение, а значит, нарушение прав человека.

Сегодня многие знают, что принуждение к тяжелому низкооплачиваемому труду в тюрьмах – это тоже жестокое обращение. Знают и пытаются влиять на ситуацию, менять ее. Должно, наверное, смениться несколько поколений, каждое из которых будет осведомлено о правах человека больше, чем предыдущее.

Переоценить здесь чью-то роль сложно, усилия должны быть совместными: власть, общество и правозащитники. Нужно много работать, главное – воспитывать власть так, чтобы она уважала права человека.

Материалы по теме
Из рубрики
comments powered by HyperComments