weather3

USD 2.005

EURO 2.3648

RUR(100) 3.3615

search

«Папа, не убивай!», – просила дочка у папы перед смертью

В Минске отец зверски зарезал дочь, расчленил ее труп и выбросил в поле.

Фото: http://mk.by/

В милицию обратился Василий Поляков, который с порога заявил, что пропала его дочь Настя, – сообщает mk.by.

— Учится на четвертом курсе заочного отделения Академии МВД. Спокойная, хозяйственная — никогда не уходила без пре­ду­преж­де­ния, тем более так надолго. Уже третьи сутки не появляется дома, на звонки не отвечает, — поведал убитый горем родитель.

Участковый выяснил, что девушка собиралась ехать в Гродно на свадьбу двоюродного брата, но на празднике ее никто не видел. Вечер накануне она провела дома со своим парнем. Молодые люди договорились, что утром перед работой Андрей отвезет ее на вокзал. Около полуночи они попрощались.

Из допроса свидетеля Андрея Болотина: «С Настей мы жили по соседству. В условленное время ждал ее у машины, но она не выходила. В квартире Поляковых горел свет. Я неоднократно звонил ей на мобильный телефон, но безуспешно. Потом абонент и вовсе стал недоступен. Я поехал на вокзал — по­ду­мал, что Настя по каким-то причинам решила сама добраться до маршрутки. Но и там ее не нашел».

Поиски пропавшей девушки начались незамедлительно. Вскоре патрульные милиционеры доложили о страшной находке: в 400 м от проезжей части напротив дома № 8 на улице Кунцевщина обнаружен фрагмент женского тела. Обезглавленное туловище без конечностей лежало в кустах, присыпанное листвой и припорошенное первым ноябрьским снегом.

В то время микрорайон не был плотно застроен, напротив поликлиники № 26 расстилалось огромное поле. Правоохранители шаг за шагом прочесывали его в надежде отыскать остальные фрагменты тела погибшей. Подключились кинологи с собаками, военнослужащие, сотрудники МЧС. Они обследовали все в округе — чердаки, подвалы, теплосети, располагающиеся поблизости водоемы и глубокие лужи, даже полигон бытовых отходов. Остальные части тела погибшей были найдены у диспетчерской станции «Кунцевщина».

Проведенная экспертиза одно­знач­но показала, что расчлененный труп и есть зверски убитая Анастасия Полякова. На ее теле специалисты насчитали 13 ножевых ударов, три из которых — проникающие в грудную клетку, не менее 7 ударов кулаком. Многочисленные порезы свидетельствовали, что девушка пыталась выхва­тить нож у убийцы.

Из протокола осмотра мес­та жительства пропавшей А. Поляковой: «В коридоре на стене были содраны обои, дверь в комнату Анастасии повреждена. На полу, мебели, ковровой дорожке, полотенцах, одежде Василия Полякова обнаружены наслоения бурого цвета, похожие на кровь».

Уже тогда у правоохранителей закрались подозрения: не при­час­тен ли к исчезновению дочери сам отец? У него было оцарапано лицо, перебинтована рука, имелась резаная рана на бедре. Следователь стал опрашивать соседей. Многие пожимали плечами: мол, ничего не знаем, не видели, не слышали. Характеризовали главу семейства как замкнутого и необщительного человека, домоседа.

— Он очень следил за своим здоровьем, занимался спортом, никогда не пил и не курил. Помогал мне как-то с сантехникой, — поделился пенсионер, проживающий с Поляковыми в одном подъезде. — Однажды жаловался, что перенес операцию — удалили опухоль на головном мозге, получил вторую группу инвалидности. Видимо, поэтому не мог трудоустроиться, иногда подрабатывал на рынке в Ждановичах.

Об Анастасии отзывались теп­ло: спокойная, скромная, вежливая девушка. То же самое о ней говорили и коллеги — Настя работала секретарем на одном из столичных предприятий. Сама оплачивала учебу, покупала необходимые вещи, питалась отдельно от отца, а за накопленные деньги сделала ремонт в комнате.

Однако все же нашлись свидетели, которые слышали доносящиеся в 6:15 утра из квартиры Поляковых странные крики. Соседки снизу и по тамбуру припомнили, что Настя истошно кричала: «Папа, не убивай!», «Не нужно!», «За что?» Улавливались и звуки борьбы, что-то громко падало на пол. Но женщины не придали особого значения происходящему, так как знали, что отец с дочерью постоянно ссорились, — подумали, что Поляковы в очередной раз выясняют отношения.

Старший брат Насти, Олег, проживал отдельно. Их мама умерла от онкологического заболевания, когда они были совсем маленькими. Вскоре отец вновь женился. Избранница была на 15 лет моложе него. С ней ребята быстро нашли общий язык, называли мамой. Но семейная идиллия была недолгой — из-за постоянных ссор с супругом женщина ушла к родителям и подала на развод. Не­смот­ря на это, продолжала общаться с Олегом и Настей.

Из показаний Олега Полякова: «Мне давно казалось, что у отца какое-то психическое заболевание. Он очень упрям, его сложно в чем-то убедить. По натуре весьма хитрый человек. Почему-то всегда панически боялся сотрудников милиции, хотя проблем с законом не имел, вырос в семье военнослужащего... Мы часто ссорились, поэтому я ушел жить на съемную квартиру. Постоянного заработка отец не имел, жил на пенсию по инвалидности».

Анастасия порой жаловалась брату на отца, что тот ко всему придирается. Бывало, девушка уберет в квартире, родитель пройдет в грязной обуви, насорит, а потом скандалит, что пол немыт. Однако Настя никогда не упоминала о рукоприкладстве с его стороны. Лишь однажды рассказала: ­отец забрал 100 долларов, отложенные на учебу, которые она оставила на видном месте.

Проведенные судмедэкспертами исследования показали: Василий Поляков — вменяемый и здравомыслящий человек. Причастность к совершению зверского убийства он категорически отрицал, а свои телесные повреждения объяснял так:

 В день исчезновения Насти я проснулся от криков дочери и выбежал в прихожую. Там стояли трое здоровенных парней с ножами. Один из них набросился на меня, я потерял сознание. Когда очнулся, увидел, что коридор залит кровью, а дочери нигде нет. Тогда же я обнаружил пропажу своих сбережений — 14 тысяч долларов и 6 тысяч евро. О месте, где они лежали, знала только Настя. Я не стал никуда заявлять, так как полагал, что во всем случившемся обвинят меня.

На вопрос, почему со стены исчезли обои, Поляков ответил, что затеял ремонт, хотел поменять проводку.

Чтобы раскрыть это преступление, правоохранители проделали колоссальную работу: сотни допрошенных, среди которых соседи, педагоги, друзья, родственники погибшей и даже владельцы собак, выгуливавшие своих питомцев на поле, где нашли расчлененное тело. Было проведено множество экспертиз, следственных экспериментов. По­до­зре­вае­мо­го Полякова допрашивали с использованием полиграфа, который дал положительный результат. Но мужчина все равно стоял на своем: дочь не убивал.

Из квартиры Полякова были изъяты два ножа. Эксперт сделал заключение: «При сравнительном исследовании экспериментальных повреждений с теми, что имелись на трупе, установлено их сходство по форме краев и концов, характеру насечек на коже, а также по повреждениям на костях скелета». Также специалисты констатировали, что следы крови, обнаруженные повсюду в квартире Поляковых и на одежде обвиняемого, принадлежали убитой.

Во время знакомства с уголовным делом из шести томов закралась мысль: Настя Полякова наверняка осталась бы жива, если бы соседи, услышав ее крики, не отнеслись безразлично, а позвонили в милицию. Ужас в том, что мольбы о пощаде доносились с 6:15 до 11:30 утра — все это время родитель зверски издевался над дочерью. Страшно представить, какие муки она испытывала. Вызывало недоумение и наличие таких крупных денежных сбережений у безработного инвалида. Почему после их пропажи он не обратился к правоохранителям? Зачем понадобилось столь экст­рен­но делать в квартире ремонт, когда мужчина, по сути, стал жертвой домушников, а его дочь без вести пропала и неизвестно, жива ли вообще? Суд даже не стал принимать во внимание оправдания Василия Полякова.

К слову, в ходе следствия брат убитой в вещах отца нашел билет на маршрутку из Минска до Гродно, на которой Настя должна была уехать. Это стало лишь подтверждением того, что правоохранители не ошиблись. Но обвиняемый так и не признал свою вину. Мотив совершенного им преступления остался неизвестен. Мужчина, которого судмедэксперты признали вменяемым, ни с того ни с сего убил свою дочь. Почему? За что? На эти вопросы вряд ли уже кто-то ответит.

Василия Полякова признали виновным. 24 года он будет отбывать наказание в исправительной колонии в условиях усиленного режима. Настю похоронили рядом с мамой.

* Имена и фамилии изменены.

Из рубрики
comments powered by HyperComments