weather

USD 2.5663

EURO 2.6705

RUR(100) 4.8865

search

Сколько Беларусь зарабатывала на деревообработке, которая попала под санкции ЕС, и что теперь делать с «лишним» товаром

Тысячи работников деревообрабатывающих предприятий, лесного хозяйства, с могут пострадать от последствий санкций на запрет поставок продукции на экспорт. Если экстренно производители не найдут другие рынки сбыта, многих ждёт снижение уровня зарплат или увольнение.

Контейнерный поезд на Румынию с Беларуси больше не идет. Следующая станция...?
Контейнерный поезд на Румынию с Беларуси больше не идет. Следующая станция...? / Фото: из архива "ГЧ"

Санкции в отношении белорусской деревообработки касаются продукции на сумму почти полтора миллиарда долларов. 

Сложность в том, что многие из предприятий отрасли создавались специально под европейских потребителей. Рынки найти можно, но будут ли ни такими же доходными, считают эксперты.

Деревообработка в прошлом году была одной из отраслей, которая получила выгоду от так называемого внешнеторгового чуда. 

Спрос, возросший из-за процессов, вызванных пандемией, привел к росту экспорта этой отрасли на 53,3% или 800 млн.

Научились зарабатывать. Модернизация ганцевичского лесхоза приносит дополнительную прибыль
Сколько Беларусь зарабатывала на деревообработке, которая попала под санкции ЕС, и что теперь делать с «лишним» товаром

В какие страны экспортировали, какую продукцию и на какие суммы

В переработке древесины – три направления: то, что в статистике называется собственно деревообработкой (доски, пеллеты, фанера, ДСП, ДВП и т. п.), целлюлозно-бумажная продукция и мебель. 

За прошлый год Беларусь заработала на экспорте от деревообработки 2,3 млрд долларов, чуть более 400 млн долларов принесла поставка за рубеж целлюлозно-бумажной продукции. Еще на 1 млрд долларов наша страна продала мебели.

 Хорошо начался и 2022 год. Экспорт продукции деревообработки в январе-феврале этого года продолжил рост, начатый в 2021-м. За два месяца Беларусь продала за рубеж этой продукции на 343,5 млн долларов. Это на 29% больше, чем в аналогичном периоде прошлого года. 

Целлюлозно-бумажной продукции в начале этого года ушло на экспорт на 60% больше, чем в аналогичном периоде прошлого года – на 88,3 млн долларов. Прирост по экспорту мебели – 24% (на 165 млн долларов).

Модернизация ГЛХУ «Ганцевичский лесхоз» приведет к стопроцентной переработке сырья
Сколько Беларусь зарабатывала на деревообработке, которая попала под санкции ЕС, и что теперь делать с «лишним» товаром

Древесина и изделия из нее – это 5,5% всего белорусского экспорта (данные на начало года). Тройка импортеров-лидеров — Польша (15,8% на 54,2 млн долларов), Россия (15,5% на 53,2 млн долларов) и Литва (13,2% на 45,4 млн долларов).

В прошлом году тройка лидеров-импортеров выглядела немного иначе. Больше всего белорусской древесины отправилось в Польшу (15,7% всего экспорта древесины на 365 млн долларов), а второе-третье места делили Россия и Литва (13,1% на 306 млн долларов). На четвертом была Латвия —  11,9% на 276 млн долларов.

В большинстве своем лес уходит за рубеж в виде «лесоматериалов продольно-распиленных», проще говоря досок. Их в белорусском экспорте порядка 30%. 

Далее идут плиты ДСП (20%) и ДВП (15%). К 10% приблизился экспорт фанеры и топливной древесины, к которой относятся и пеллеты.

Санкции и что об этом думает правительство

Санкции в отношении белорусской древесины ЕС ввел 2 марта. Коснулись они только деревообработки, помеченной кодом 44. Решение вступило в силу сразу же. При этом в ЕС оставили возможность исполнить до 4 июня ранее заключенные контракты. 

Кроме того, Евросоюз отозвал «лесные» сертификаты FSС, которые необходимы для поставок на европейский рынок. Об этом рассказывал заместитель премьер-министра Юрий Назаров.

То есть санкции касаются продукции, которой в 2021 году было экспортировано на  2,3 млрд долларов, что составляет 5,7% всего экспорта применительно к показателям прошлого года. Более половины этой продукции (60% на 1,4 млрд долларов) отправлялось в ЕС. 

В общем объеме экспорта товаров это 3,3%. Теперь вся эта продукция должна будет найти себе другого покупателя за пределами ЕС.

Научились зарабатывать. Модернизация ганцевичского лесхоза приносит дополнительную прибыль
Сколько Беларусь зарабатывала на деревообработке, которая попала под санкции ЕС, и что теперь делать с «лишним» товаром

Комментируя введение санкций, представители власти высказывают сомнения, что прочные связи с европейским рынком будут действительно разорваны.

«ЕС без нашей продукции деревообработки тоже не обойдется, слишком уже налажены производственные цепочки. Например, в Беларуси производят качественные плиты в достаточных объемах, а субъекты хозяйствования Польши построили мебельные заводы, которые были сориентированы на белорусскую плиточную продукцию. Отечественные мебельщики выстраивали свое производство таким образом, чтобы войти в европейские торговые сети. Разорвать это в одночасье не придется», — заявлял в марте заместитель премьер-министра Юрий Назаров.

Однако если это случится, по его мнению, правительство способно переориентировать товарные потоки на Восток.

Юрий Назаров

Мы сегодня успешно экспортируем и пилопродукцию, и плитную продукцию в Китайскую Народную Республику. Да, есть проблемы с логистикой. Европа всегда была более маржинальным рынком. Но в то же время и Китай купит нашу продукцию, и такие страны, как Азербайджан, страны Средней Азии, где древесины нет, Иран. Просто надо сейчас спокойно переориентировать то, что не возьмет Европа, и на этом зарабатывать деньги»

Юрий Назаров

Заместитель премьер-министра

Впрочем, ныне уже уволенный министр лесного хозяйства Виталий Дрожжа допускал, что переход с «европейской зоны» в азиатскую приведет к «просадке по цене».

Премиальные рынки не вернуть

Эксперт в области конъюнктуры рынков Алексей Морозов видит два варианты решения проблемы, но оба с оговорками. 

Первый — увеличение производства мебели белорусскими предприятиями в расчете, например, на российский рынок. К тому же мебель не попала под европейские санкции.

Помешать росту поставок в Россию может снижение там покупательской способности на фоне многочисленных санкций против этой страны. Второй вариант – переориентация экспорта сырьевых товаров в какие-то третьи страны.

«Это возможно, однако перспективы этого экспорта тоже остаются под вопросом, поскольку, например, уже стало известно, что в России снизились объемы заготовки леса, что косвенным образом указывает на снижение спроса со стороны этой индустрии внутри РФ, — говорит эксперт. — Если в России начинают меньше рубить леса, потому что им самим некуда его поставлять, то вряд ли белорусским деревообработчикам стоит рассчитывать на российский рынок».

Алексей Морозов напоминает, что теперь расчеты на российский рынок не оправданы, в отличие от прежних периодов, когда под санкциями были только белорусские компании.

«Сейчас в отношении России тоже введены санкции, и она тоже сталкивается с теми же проблемами с экспортом своих древесных ресурсов и продукции из дерева», — отмечает Алексей Морозов.

Сколько Беларусь зарабатывала на деревообработке, которая попала под санкции ЕС, и что теперь делать с «лишним» товаром
Сколько Беларусь зарабатывала на деревообработке, которая попала под санкции ЕС, и что теперь делать с «лишним» товаром

Эксперт полагает, что в ближайшее время стоит ожидать снижения объемов заготовки древесины в Беларуси. Об этом свидетельствует снижение цен на бирже. Проблема не только в нежелании ЕС покупать белорусскую продукцию, но и в возникших проблемах с логистикой.

«Переориентировать поставки можно только туда, куда можно более-менее свободно доставлять товар железной дорогой. Все остальные поставки, которые связаны с морем, я думаю, в ближайшие месяцы останутся достаточно проблематичными ввиду того, что Россия сталкивается с этими же проблемами. связанные с фрахтом судов, с невозможностью захода в порты»,  – говорит Алексей Морозов.  

При этом целлюлоза, которая поставлялась в Китай, не попала под санкции. 

«Для этого вида продукции открываются перспективы в сфере импортозамещения, потому что целлюлоза является основой для производства многих вещей. Спрос на нее может возрасти внутри страны. То же самое касается картона, который начали делать на Добрушской бумажной фабрике – потребность может возрасти на внутреннем рынке, — отмечает эксперт.  

По его мнению, «продать продукцию можно», но есть нюансы. 

«Вопрос в том, какую цель ставить перед собой. Если цель — просто спихнуть какой-то товар, то можно продать значительно ниже рынка (ниже рыночной стоимости. – Прим. Ред.). Если речь идет о том, чтобы продать его с какой то выгодой и заместить какой-то премиальный рынок, то скорее всего премиальный рынок заместить таким же премиальным рынком не удастся. Хотя бы за счет того, что значительно возрастает расстояние перевозки», – констатирует Алексей Морозов.

Научились зарабатывать. Модернизация ганцевичского лесхоза приносит дополнительную прибыль
Сколько Беларусь зарабатывала на деревообработке, которая попала под санкции ЕС, и что теперь делать с «лишним» товаром

Кому пеллеты?!

В сложной ситуации оказываются те белорусские деревообрабатывающие предприятия, которые создавались под производство сырья для мебельного производства европейских (в частности, польских и литовских) компаний. Об этом говорят и белорусские чиновники, и эксперты.

«Значительная часть деревообработки у нас создавалась под производство сырья для мебельных предприятий, которые находились, например, в Польше в Литве. Они встраивались в их цепочки поставок, например, в ту же самую ИКЕЮ. Причем как в европейскую, так и в российскую. Сейчас этот канал продаж однозначно разорвался. Причем есть информация, что польские и литовские инвесторы остановили производство на своих белорусских активах», — говорит по этому поводу Алексей Морозов.

«Соответственно, это все снижает спрос, в том числе на то сырье, которое производили наши основные предприятия деревообработки», — резюмирует эксперт.

В сложной ситуации оказываются и пеллетные заводы, построенные специально с расчетом на европейский рынок.

«В прошлом году и в позапрошлом в системе лесхоза вложили большие деньги в строительство пеллетных заводов. Все они строились с расчетом на экспорт топливных пеллет в страны Восточной Европы. Вопрос, что будет с этими предприятиями, в которые вложено столько денег, остается открытым», — рассуждает Алексей Морозов. 

Сложность в том, что этот вид топлива может быть востребован только в тех странах, где есть для этого парк соответствующих котлов.

По мнению эксперта, последствия санкций в деревообработке начнут ощущаться не сразу. В мае-июне могут проявиться первые результаты их действия, но основные последствия будут заметны позже.

К тому же за прошлый удачный год предприятия накопили подушки безопасности и какое-то время смогут продержаться на ней.

Новости

Материалы по теме
Из рубрики
Top