weather

USD

EURO

RUR(100)

search

Доживают старость в казенном доме

Одиночество, наверное, это самое больное и горькое чувство, которое никогда не покидает мучить сердца постояльцев Денисковичской больницы сестринского ухода. Как бы им хотелось жить вместе со своими близкими, но сделать это практически невозможно, потому что у одних стариков нет родственников, а от других родные люди просто отказались. Единственным убежищем для них стала больница, где их всегда накормят и обогреют.

Пациенты денисковичской социальной больницы
Пациенты денисковичской социальной больницы / Фото: Ирина Домарацкая

При живых детях коротать старость в больнице вынуждены 9 стариков. У 12 пожилых людей родственников нет вообще. В больницу одинокие люди попали с помощью соседей и знакомых, которые, чтобы облегчить старикам жизнь и избавить их от мучений устроили их в больницу.

«Есть такие, что живут в нашей больнице со дня ее основания, – говорит главврач Денисковичской больницы Алла Шайтор. – Может быть дома уже кто-то уже умер бы, а у нас живут». В больнице стариков лечат, кормят четыре раза в день, устраивают раз в неделю банный день, стирают им одежду. «Есть такие, что сначала отказываются мыться, а уже когда выйдут из ванны то очень благодарят», – говорит Любовь Цыбулька. Ухаживают за больными четыре смены медперсонала. В смене работают одна медсестра и две санитарки.

Как рассказали работники, Денисковичская больница сестринского ухода рассчитана на 25 мест. В настоящее время в ней обрели приют 21 человек, из которых только пять мужчин, остальные – женщины. Дело в том, что три постояльца на лето уезжают домой, либо на дачу к родственникам. «Желающих лечь в больницу больше, чем мест, – говорит медсестра Любовь Цыбулько. – Некоторые даже на очередь записываются, чтобы попасть к нам». Есть среди пациентов пятеро жителей д. Денисковичи.

В больнице собрались одинокие и пожилые люди со всего района. У каждого своя история.

Дольше всех в больнице сестринского ухода живет Ольга Зеленко из Больших Круговичей. Бабушке 85 лет. Она здесь с 2005 года. Привезла ее в больницу племянница. Пока были силы, бабушка жила в своем доме. Она 16 лет проработала на кирпичном заводе и к старости здоровья ослабло. Но она старается не падать духом. В больнице подзадорит соседок по палате и вместе поют старинные песни. «Слава Богу, что забрали сюда, – говорит. О Зеленко, – но домой все равно хочется». Последний раз была в родной деревне только в прошлом году.

Самой старшей постоялице больницы 90 лет. Бабушку привезла из Мельников племянница. Своих детей у нее нет, вот и доживает век в казенном доме.

Три месяца назад из Будчи поступила Надежда Савеня. У нее есть два сына. Но горе матери в том, что дорогих сыновей затянуло пьянство и теперь им не до ее. Один в Солигорске живет с семьей. Другой сын тоже раньше жил с семьей в Солигорске, но запил развелся и вернулся в деревню к матери. Только от этого легче Надежде Михайловне не стало. Сын стал пить и вымещать свое зло на матери. У нее сил вынести это горе не осталось. “Попросила, чтобы соседка и родственница отвезли в больницу, – со слезами на глазах рассказывает Н. Савеня, – иначе спасенья мне не было, если бы не этот больничный дом”. Ноги к 72 годам стали отказывать, так что хозяйство держать не смогла и даже за собой ухаживать сил не осталось. Здоровье в колхозе положила, когда на бригаду ходила. Но как бы хорошо не было ей все время вспомнается дом и печет душа по сыновьям. “Так пьянство затянуло, что и меня стал бить. А когда трезвый он добрый, – рассуждает мать. –Теперь соседи рассказывают, что картошку что сам сажал выкопал продал и пропил и теперь сидит голодный. Очень больно за него”.

Хвалят старики медиков, которые как родные люди каждый день рядом с ними, но их все равно тянет домой. «Чтобы могла, то пошла бы домой, или по клюкву на болото, чтобы не сидеть, – говорит одинокая женщина Анастасия Дайлид из Будчи. – Но не могу, потому что ног нет, хожу на двух палках. Но домой пойду все равно, а когда не знаю» В больницу ее привезла племянница. Бабушке 82 года, но она каждый день надеется, что вернется домой и очень ждет, когда приедут ее отведать родственники.

Не лучшая судьба у 67-летнего мужчины из города. Его месяц определили в больницу работники социальной службы района. Мужчина ослеп от глаукомы и стал не нужным дома. Говорят, что у него есть сын, но непутевый.

В больнице есть еще один ганцевчанин Петр Орехов, которому 68 лет. В прошлом году из из дома в больницу привезли его под руки соседи. «Не буду скрывать, что заглядывал в рюмку часто, и сам виноват, что о нем не помнит дочь», –кается мужчина. Он художник самоучка, когда-то сотрудничал в газете «Савецкае полесье» оформлял рубрику «На сучок», делал стенды, рисовал портреты вождей. Попав в больницу, мужчина принял крещение и вступил в баптисты. Теперь он осознает свою ошибку, но время вспять не повернешь и жизнь по-новому не проживешь. «Я тут как дома. Для меня роднее за этих людей никого нет», – со слезами на глазах говорит П. Орехов.

О том, что больница стала единственным спасением и отрадой говорит почти каждый постоялец больницы. Но в глазах у них остается боль и грусть по родному дому. И они не скрывают, что каждую минуту они ждут, что о них вспомнят, к ним придут родные люди.

Новости

Из рубрики
Top