weather

USD 2.4211

EURO 2.8194

RUR(100) 3.4491

search

Как ганцевичский мэр журналистку стращал, и как чиновники с законом в «футбол» играют

С надеждой на понимание и просьбой о помощи в адрес около двадцати различных республиканских и областных органов власти, а также в различные белорусские СМИ  было разослано открытое письмо сотрудницы районной газеты "Савецкае Палессе" Светланы Курилик, которая рассказывает любопытные факты, которые заставляют задуматься, что не так все гладко с исполнением законов самими чиновниками в нашей стране. Получила на адрес электронной почты это письмо и редакция "Ганцевичского часа".

У С. Курилик еще ест надежда отстоять свои права ы суде
У С. Курилик еще ест надежда отстоять свои права ы суде / Фото: Петр Гузаевский

Беларусь позиционируется как «демократическое социальное правовое государство». В моем понимании – рядового журналиста государственных СМИ — это значит, что все равны перед законом. Однако на собственной шкуре испытала: о равенстве перед законом можно забыть, когда «рядовой» пытается отстоять свои законные права и интересы, нарушенные «не совсем рядовым» — ни много ни мало, а  председателем райисполкома.

Уже много месяцев меня гоняют по кругу чиновники и «законохранители». Разных чинов,  званий, разных уровней. В расчете на то, что выдохнусь, остановлюсь. Я уже сбилась со счету: какой круг прохожу? Администрация Президента Республики Беларусь, Генеральная прокуратура,  Брестский облисполком, РОВД. В какие инстанции еще обращаться? Чтобы меня услышали, поняли и наконец-то разобрались — полно, объективно, всесторонне и своевременно — как того требует Закон об обращениях граждан.

Неужели в нашей стране не осталось порядочных, компетентных, законопослушных чиновников, служителей права и закона, которые смогут остановить этот беспредел, творящийся в Брестской области? Я верю, они есть! Поэтому мое обращение сегодня – для них.

А пока после каждого очередного ответа чиновника или представителя органов, которым положено по долгу службы следовать букве закона, контролировать его соблюдение, меня охватывает апатия, моральное опустошение. Возникает чувство, что законы в Беларуси пишутся только для нас, простых смертных. Что для власть предержащих суть законов иная:   заволокитить, забюрократить. А неугодного, посмевшего заявить что-то в свою защиту, — подавить, закрыть ему рот.

Я  заявила. Я попыталась отстоять свои законные права и интересы — как гражданка Республики Беларусь и как сотрудница учреждения «Редакция ганцевичской районной газеты «Савецкае Палессе». Выявив нарушения трудового законодательства и не найдя понимания у руководства редакции, я обратилась в Барановичскую межрайонную инспекцию труда и Администрацию Президента Республики Беларусь, которая поручила разобраться в ситуации Брестский облисполком. Однако такое мое «поведение»  руководство редакции и райисполком расценили как «предвзятое отношение к коллективу», «выражение недоверия главному редактору», назвали их необоснованными и деморализующими, которые «отрывают коллектив от поставленных задач». Что тут началось!

Законными и незаконными путями меня стали выживать из коллектива, настраивать коллег против меня, создавать в редакции нервозную обстановку. Позже эту нервозность спишут на мою «деморализующую» сущность — после якобы собрания трудового коллектива, которое назначил лично председатель райисполкома Столяр В.М.. Он сам на этом собрании председательствовал, принимал решения, безосновательно, но, виртуозно манипулируя фактами, слухами и домыслами, осудил меня за законные обращения в вышестоящие инстанции, оскорбляя при этом, что, дескать, и «рыльце в пушку, и не в пушку, а во мху» (цитата из выступления Столяра).  В ответ на мои ссылки на Закон об авторском праве и смежных правах категорически председатель райисполкома рекомендовал мне: «На кухне своё авторское право читайте!». А на уверение, что я знаю и стараюсь исполнять свои обязанности, посоветовал стараться дома в каких-то действиях совместно с мужем. Главному бухгалтеру редакции было дано указание в случае моего обращения к ней бесцеремонно выставлять меня за двери.

Хочу спросить, что позволяет чиновнику так бесцеремонно вести себя с посторонними людьми, хотя бы даже с подчиненными? Уж не думает ли господин Столяр, что наличие должности? Но этой должности как-то нужно соответствовать, дабы сохранить хоть подобие авторитета. А ведь стоит подумать о том, что должность не вечна. Как после этого людям в глаза смотреть?..

Протокол собрания работники райисполкома потом старательно составили из «лучших» высказываний настроенных против меня коллег, значительно опустив перлы председательствующего, но зафиксировав (досадная ошибка!) факт того, что решение предлагал самолично Столяр. Это решение якобы собрания трудового коллектива редакции райисполком отправил в Брестский облисполком, а тот — в Администрацию Президента. Под протоколом же подписался сначала опять-таки Столяр, затем представители райисполкома. И только потом непонятно чей документ, оформленный по непонятно каким инструкциям из райисполкома направили… в редакцию — «чтобы трудовой коллектив ознакомился».

И я ознакомилась — после того, как вышла из больницы, куда попала после «очень доброжелательного» собрания. И подписала сей знаменательный в моей жизни документ, выразив свое к нему отношение. Но факт остался фактом: указующий перст В.М. Столяра запретил мне пользоваться законным правом — обращаться за помощью в вышестоящие инстанции, заранее установив, что мои обращения будут «необоснованными», «деморализующими» коллектив и отрывающими его от работы». Ну, потому что мои предыдущие обращения, выявившие многочисленные ошибки и просчеты в работе руководства редакции, основывались, по мнению Столяра, «на личной амбициозности и завышенной самооценке». Логически я смекнула: это ж, видать, не у одной меня такие пороки — сотрудники Барановичской межрайонной инспекции труда, Брестского облисполкома взяли да и подтвердили мно-о-ожество нарушений! У них что, тоже амбиции и завышенная самооценка, они тоже деморализуют наш коллектив и не доверяют нашему главному редактору?

Ну да ладно, от догадок — к фактам. Столяр принял «великое» решение: прекратить со мной «переписку», которой на самом деле не существовало в природе. Хотя… тут моя логика, конечно, пасует: может, это он прекращает переписку за Администрацию Президента Республики Беларусь, которой адресовались мои обращения? Тогда большие у него полномочия, я должна бы была испугаться? Но испугалась не я — испугались только мои коллеги (одни за возможную потерю рабочего места, другие за то, что их до дрожи в руках и коленках замучают проверки) — и дружно поставили подписи под абсурдным по своей сути, но грозным по содержанию Протоколом вроде как их собрания, но фактически состряпанного в стенах райисполкома. Иначе чего под этим « чудо-докуменитом» подписываться председателю райисполкома В.М. Столяру, начальнику отдела идеологической работы Л.Н. Занько, председателю райкома профсоюза работников госучреждений Н.М. Малявко?

Видя явную предвзятость главы района и его желание прикрыть беззакония в редакции, мне ничего не оставалось, как обратиться с иском в суд о защите чести, достоинства и деловой репутации. Ответчиками проходили поначалу только райисполком и Столяр, а теперь и коллеги, которые признались, что подписи ставили не под давлением, а, так сказать, от чистого сердца. Порочащими меня сведениями я посчитала следующие пункты Протокола:

  1. 1. Осудить действия Курилик С.О., заведующей отделом писем, морали и общественной работы районной газеты «Савецкае Палессе», направленные на недоверие к главному редактору Мохору К.К., предвзятое отношение к членам трудового коллектива.
  2. 2. Предупредить Курилик С.О. о недопущении необоснованных обращений в вышестоящие инстанции, которые деморализуют коллектив, отрывают сотрудников от выполнения поставленных задач, рекомендовать рассматривать трудовые споры в соответствии с законодательством через комиссию по трудовым спорам или обращаться в суд.
  3. 3. Прекратить дальнейшую переписку с Курилик С.О., в соответствии со ст. 12 Закона РБ  от 6 июня 1996 года «Об обращениях граждан», поскольку обращения не носят новых доводов и характеристик, содержат надуманность проблем, основанных на личной амбициозности и завышенной самооценке.

На справедливость суда  у меня только и осталась надежда. В самом деле, где еще найти пристанище моей надежде? Не буду подробно рассказывать о том, как обманул меня заместитель председателя райисполкома Н.Ф. Волынец, пообещав «спокойную работу», если я заберу иск из суда Ганцевичского района «О взыскании заработной платы и устранении дискриминации»; какие странные проверки по двум моим обращениям провели некоторые сотрудники райотдела милиции; как пропустил срок рассмотрения другого моего иска суд Ганцевичского района, а его председатель И.И. Мешкевич проигнорировал мою письменную просьбу ускорить процесс; как не здороваются со мной мои коллеги или здороваются, но так, чтобы не видели другие. Не буду рассказывать и  о том, не мной был вынесен сор из избы, и коллеги из других районов, а также знакомые в Минске узнали о моей «склочности», «корыстолюбии» и прочих многочисленных грехах, а также угрозы, что я «не закончу Институт журналистики БГУ» (кстати, закончила в этом году, и успешно для заочницы, получив второе высшее образование).

Не буду в подробностях рассказывать и о том, какую характеристику на меня в суд выдал Г. Поплавский, которого так рьяно продвигают по служебной лестнице: из идеологического отдела райисполкома без опыта, без специального образования и стажа работы его назначают сразу на должность ответственного секретаря редакции, а через несколько месяцев — заместителем главного редактора. Характеристика, выданная Поплавским, не содержит ни одного положительного слова обо мне. Ни одного! Хотя даже у закоренелого преступника обычно отыскивается хоть что-то положительное. Именно этот документ и стал предметом другого иска. В характеристике, кстати, однозначно указывается также на непродление контракта со мной. Парадокс: нарушает закон руководство, а грозит увольнение мне!

Не буду подробно рассказывать… Лучше покажу только на одном примере, как все это беззаконие прикрывается, а чиновники играют в футбол с законом, где в роли мяча — мои обращения.

Протокол так называемого собрания коллектива редакции, аудиозапись с собрания, иные документальные подтверждения моей правоты я отправила в Генеральную прокуратуру Республики Беларусь и в Брестский облисполком. Согласно заказного уведомления, письма были получены 24 мая (!). Сегодня, когда я пишу это письмо, уже 10 июля. А я все жду ответов.

Прокурорские работники, складывается впечатление, не знают, кто же должен разбираться с моим обращением, в котором я просила дать правовую оценку действиям председателя Ганцевичского райисполкома В.М. Столяра. Получив мое обращение, чиновники начали увлекательную игру. Генеральная прокуратура четким уверенным пасом адресует его Брестской прокуратуре, заместитель прокурора Брестской области старший советник юстиции А.Т. Точко сильнейшим ударом делает невероятный пас и обращение посылает в облисполком и УБОПиК г. Бреста. Последние, в свою очередь в одно касание адресуют обращение в УБОПиК г. Барановичи. И вот уже «мяч» у ворот Ганцевичского райисполкома, но… в последний момент после метания и дриблингов по полю руководства редакции и райисполкома, дело отправляется назад, в Брестскую прокуратуру. До финального свистка оставалось всего два дня (выходит месячный срок по Закону «Об обращениях граждан»), и дальним прицельным ударом мое обращение первый заместитель прокурора Брестской области старший советник юстиции С.И. Туровец «футболит» из Бреста в прокуратуру Ганцевичского района. А в Ганцевичах растерялись и застыли: свисток прозвучал… Но куда делось мое обращение – непонятно. «Такой футбол нам не нужен!» – решила я, и отправилась  к рефери — снова в Генеральную прокуратуру.

В Генеральной прокуратуре я оставила еще одно заявление. В нем эту серьезную структуру просила: дать оценку деятельности государственных органов, которым они поручали рассмотреть мое обращение, привлечь к ответственности лиц, допустивших волокиту и формализм при рассмотрении моего обращения, в кратчайшие сроки рассмотреть мое предыдущее обращение.

Уже понятно: «кратчайших сроков» не будет — прокурор отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Генеральной прокуратуры В.Г. Куксо снова отправил мое заявление на рассмотрение в прокуратуру Брестской области, на действия которой я жалуюсь. А это противоречит и Закону «Об обращениях граждан» РБ и Закону «О прокуратуре» РБ.

Полтора месяца разбираются прокуроры, в чем же заинтересованность В.М. Столяра? Не  в том ли, чтобы оказать протекцию Поплавскому Г.И., скрыть свою некомпетентность? Законный протокол или незаконный, потому что непонятно даже чей это документ: трудового коллектива или райисполкома? Нет ответа и на следующие вопросы: не являются ли действия председателя Ганцевичского райисполкома Столяра В.М. преследованием за критику, не совершены ли они вопреки интересам службы, не наносят ли ущерб основополагающим конституционным правам и свободам граждан, не дискредитируют ли власть, не противоречат ли нормам морали, не содержат ли признаки составов административных правонарушений, предусмотренных ст.9.13, и ст. 23.39 КоАП Республики Беларусь, и деяний, за которые предусмотрена уголовная ответственность 197, 424 и 426 Уголовного кодекса Республики Беларусь?..

А в Брестском облисполкоме, похоже и в футбол играть не умеют, просто затаились… После звонка туда, 5 июля, начальник главного идеологического управления этого ведомства  В.Н. Левкович в ответ на устную претензию, что нарушены сроки, заявил: в течение 2-3 дней ответ получим. Прошло уже 5 дней…Если бы письмо несли пешком, из Бреста до Ганцевич его уже донесли бы. Может, ответ доставляют партизанскими тропами, через леса и болота?

Вот такой вот футбол, в котором «мяч» никак не идет в «ворота», коими являются истина и справедливость. И очень хочется верить, что в данной «игре» все-таки счет будет открыт. В чью пользу? В пользу закона!

Вот и решила я через электронные письма в различные органы и СМИ попробовать докричаться до ответственных работников, чиновников, которые еще не забыли, чей хлеб едят. Может, их заинтересуют эти «футбольные матчи»? Авось и сами «футболисты» посмотрят на себя со стороны.

А-у, кто-нибудь, дайте своевременные, полные, компетентные, справедливые ответы на мои вопросы! Вспомните и покажите мне и всем, кто следит за этими событиями, что не только для нас, простых смертных, создавались замечательные законы нашей страны, в том числе и Закон об обращениях граждан, подписывались Президентом декреты и указы! Откройте Конституцию Республики Беларусь. Там в статье 22 написано, что «все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов», а в статье 53 — «Каждый обязан уважать достоинство, права, свободы, законные интересы других лиц».  Все и каждый! — независимо от чинов, званий и должностей.

Светлана КУРИЛИК (ЛОКТЫШ),

г. Ганцевичи.

Из рубрики
Top