search

Александр Солоневич о кадрах, перспективах, обещаниях…

Необычной по формату и насыщенной на злободневные темы стала пресс-конференция, которую председатель райисполкома Александр Солоневич дал представителям местных СМИ в понедельник, 13 января, в актовом зале РЦДЮТ. За два с половиной часа глава района ответил на важнейшие вопросы, которые будут интересны многим жителям Ганцевщины.

Александр Солоневич
Александр Солоневич / Фото: Светлана Локтыш

На пресс-конференцию были приглашены журналисты газет “Ганцавіцкі час”, “Савецкае Палессе”, а также изданий “Школьный фрегат” СШ №1 и “Совершенно несекретно” гимназии г.Ганцевичи, руководящий состав райисполкома, руководители правоохранительных органов, организаций и предприятий района.

Председатель райисполкома выступал сразу в двух ролях – ведущего пресс-конференции и главного ньюсмейкера (человека, отвечающего на вопросы).

Александр Павлович заметил, что именно недостаток информации порождает слухи, и пригласил присутствующих к открытому диалогу. Особо активным, правда, этот диалог не стал. Большую часть времени глава района вел монолог и отвечал на уточняющие вопросы главного редактора газеты «Ганцавіцкі час» Петра Гузаевского.

Лишь в конце пресс-конференции несколько вопросов задала учитель гимназии Надежда Петрученя. На ее замечание главе района, почему только П. Гузаевский задавал вопросы, Александр Павлович с улыбкой ответил: «Задавал вопросы тот, у кого их больше».

Председатель райисполкома отвечал на вопросы, которые редактор «ГЧ» отправил еще в декабре 2013 года. Они были приурочены к двухлетнему сроку пребывания Александра Солоневича в должности председателя райисполкома.

Приводим наиболее важные вопросы и ответы на них участников пресс-конференции.

Бога за бороду не поймали, но исчезла безысходность

П.П. ГУЗАЕВСКИЙ, главный редактор “ГЧ”: – Александр Павлович, какие из поставленных задач вам удалось реализовать и какие нет? Какие проблемы наиболее волнуют вас как главу района?

А.П. СОЛОНЕВИЧ, председатель райисполкома: – В целом 2013 год для района, как и для республики в целом, был сложным. Наш сельскохозяйственный район пострадал от затяжной зимы и июньских дождей. Наверное, китайцы рис выращивают в таких условиях, в каких нам пришлось, например, в Раздяловичах, содержать скот. Тем не менее, положительные сдвиги есть. Если в 2009 году из 118 районов по основным показателям наш находился на 112-м месте, то теперь – на 74-м. И дай бог, чтобы мы удержали это место!

Сегодня Ганцевичский район – единственный, где сельхозпредприятия живут сами по себе. В других районах у молококомбинатов, хлебокомбинатов есть свои хозяйства. У “Пинскдрева” есть свое предприятие в Кобринском районе. Известное хозяйство “Парохонский” работает под эгидой Нацбанка, Барановичский молочный комбинат немного помогает нам, но не так, как тем хозяйствам, на чьей территории он работает.

Еще одна проблема – топливо. Его мы покупаем за собственные деньги. Если бы нам помогали, как это было до 2011 года, если бы было топлива в достатке, как в советские времена, да мы бы горы свернули! Нашим людям дай топливо – и они пошли работать.

Но теперь нет и такого, как несколько лет назад, когда последними сеяли, последними убирали. Мы сейчас идем в “середняках”. Это благодаря людям держатся хозяйства. Их немного, таких флагманов сельхозпроизводства –по одному-два в хозяйстве, но они есть.

П.П. ГУЗАЕВСКИЙ: – За два года путем реорганизации несколько сельхозпредприятий объединились, в результате чего исчезли СПК “Агро-Начь”, “Мальковичи”, “Лань”. На Ваш взгляд, правильным ли было это решение?

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – Реорганизацию хозяйств, которая прошла в 2012 году – начале 2013 годов, считаю правильным решением. Вчера мы с председателем районного Совета депутатов Виктором Дроздом и начальником сельхозуправления Юрием Лелесом проезжали по хозяйствам, сравнивали. Конечно, нельзя сказать, что мы поймали Бога за бороду, но, в сравнении с тем, что тут было два года назад, сегодня исчезла безысходность.

Например, молочно-товарная ферма (далее МТФ – авт.) в Мальковичах: скот накормлен, созданы условия для работы людям, среди доярок даже конкурс есть. Еще много, конечно, тяжелого физического малооплачиваемого труда, зарплата пока невысокая, но в среднем Мальковичская МТФ дает молока больше, чем в в среднем по этому хозяйству и в целом по району. Деревня живет, в т.ч. благодаря и производству.

П.П. ГУЗАЕВСКИЙ: – Александр Павлович, не считаете ли вы, что из-за госзаказа приходится работать на показатели, которые доводятся? А сельхозпредприятиям за бесценок приходится продавать свою продукцию, что ведет к ухудшению экономического положение? Могут ли жить хозяйства Ганцевичского района без дотаций?

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – Нет, конечно. Ни одно сельскохозяйственное предприятие в мире не может жить без дотаций.

П.П. ГУЗАЕВСКИЙ: Но десять процентов сельхозпредприятий Беларуси, если верить официальным данным, живут…

А.П. СОЛОНЕВИЧ: Пожалуй, такое многопрофильное богатое хозяйство, как, к примеру, “Остромечево” Бресткого района, теперь и могло бы жить без дотаций. Но сколько до этого в него вложено денег! Жилье, фермы, техника – все построено и куплено с помощью государства. А это и есть дотации! Вот и выходит: все равно без помощи государства хозяйство не могло бы жить.

Теперь сравним: у “Остромечево” четыре трактора “Джон-дир” на одно хозяйство, а у нас на весь район всего три, и им уже по 6–7 лет. А мы на них делаем ставку!

Что касается госзаказа, был год, когда от него отказались. Оказалось, – никому зерно не надо! Денег нет, зерно деть некуда. И другой пример: в 2012 году мы перевыполнили госзаказ – потому что нам нужны были деньги. У нас из-под комбайна забирали зерно, и нам это было выгодно. Жить за что-то надо.

Район у нас – сельскохозяйственный, и мы никогда не будем лидерами. Лидером район был (я изучал этот вопрос) в те годы, когда шло осушение свежих торфяников. Но это – временно: торфяники со временем опустошались. И сегодня ученые нас предупреждают: при равных условиях мы сразу должны прогнозировать минимум на 50-60% ниже урожайность, чем, например, на землях Гродненщины.

Когда вместо кадров решает один человек…

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – Я не драматизирую, но ситуация у нас сложная. Мы все время живем в напряжении. Я каждый день анализирую сводки: сколько каждое хозяйство заправило топлива, сколько осталось, сколько ресурсовизрасходовано на ту или иную работу… Мы нашли столько проблем, на которые не обращали внимания раньше! Например, в райагросервисе выполнялись одни и те же работы – а нормы и расценки на них были разные. Это расхолаживало людей.

П.П. ГУЗАЕВСКИЙ: – Мне кажется, это вопросы не председателя райисполкома, а руководителя хозяйства. Отсюда вытекает кадровая проблема…

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – Я с удовольствием не обращал бы на это внимания, а занимался другими вопросами. Но я сказал так, как оно есть: так тут сложилось. Наверное, это мне минус, но система не заработала так, как мне бы того хотелось. Административный ресурс устанавливается очень жесткий. Я пробовал доверять, но потом анализировали ситуацию, и было поздно что-то исправлять. Для меня это хорошая школа.

Конечно, В.Русакевич (начальник отдела городского хозяйства ЖКХ – прим авт.), А. Голяк (директор ЖКХ) могут сегодня на меня обижаться. Но так оно есть. Утром и вечером и хожу, и проезжаю на машине, смотрю: там фонарь не горит, тут что-то не так сделано. Может, я другими глазами смотрю? Все проедут – им все хорошо, а я увижу недостатки. Руководителя района это работа или нет? Наверное, делить нельзя. Район не такой огромный, и мне спокойнее на душе, когда я все вижу своими глазами.

Зампреды пусть скажут, почему я им не доверяю, ведь получается так (смеется). Но действительно так сложилось, что все “завязано” на одном человеке. К сожалению… Если я что-то недосмотрел, никто вопроса не поднимет, не скажет, что где-то что-то плохо. Или не увидит, или решит, что “так пронесет”. А потом приходится разрешать проблемы.

П.П. ГУЗАЕВСКИЙ: – Александр Павлович, является ли Ганцевичский район перспективным?

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – Председатель облисполкома К.А. Сумар предупреждал, меня: прежде чем создавать новые предприятия, нужно продумывать все, чтобы людей из Барановичей потом на работу не возить. Я тогда думал иначе, потому что, когда мы впервые встретились с предпринимателями, все так загорелись.

И мне казалось, все сдвинется с мертвой точки. У меня спрашивали: можно ли открыть ресторан? Можно, у нас не хватает предприятий общепита. А боулинг-клуб?.. А казино?.. Ну, ради бога. Но когда разрешил, у желающих сразу отпал интерес, и всё остановилось.

“Супермайк” готов был создать предприятие на 300 человек. Но реально это не получилось: нет трудовых ресурсов. Может, Иван Набешко и мало платит. Но я думаю, даже если бы он платил по 5 млн рублей, людей в достаточном количестве все равно не нашел бы.

В “Охране” не хватает 5 человек. И зарплата там по 4,5 млн рублей у тех, кто служит, и работа хоть сложная, но не пыльная, и на пенсию в 45 лет идут, их обувают-одевают, машины новые – а людей нет.

Штат участковых РОВД едва укомплектовали, но чуть надавлю сильней – и завтра останусь один: на стол заявление – и до свидания. А если бы каждый знал, что он уйдет, а на его место придет другой, – было бы совсем по-другому.

Автобазу сохранил… На свою голову. Говорим о безработице – а руководителей не найти. Все со стороны берем. Подтолкнул – отошел… И в – итоге сам иди занимайся этой автобазой? И будущего нету. Пошли оформлять документы – и не вернулись до сих пор. Сколько у них лишних людей?

Посчитать надо… А ведь можно было согласиться одним росчерком пера: Пинск машины бы забрал, люди остались бы без работы, здание продали бы… И никаких проблем для райисполкома! Но мы же этого не сделали. Каждый же видит, какая сейчас ситуация в целом по республике.

Мы сегодня не можем найти специалистов, экономистов. И это не только у нас такая проблема. Бизнесмены из Ляховичей, из Клецка едут в Барановичи и там вкладывают во что-то свои деньги. Рассуждая, перспективный район или не перспективный, нельзя говорить, что это из-за бассейна. Если человек видит свое применение, он и стремится к этому, и себя найдет. От нас всех зависит, будет ли район перспективным.

О бассейне, лыжероллерной трассе и дорогах

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – Думаете, тот, кто остался в Минске, так уж ходит по бассейнам, по тренажерным залам? Ой, нет! Может, тот, кто хорошо устроился. Остальные думают, как выжить. Я жил в Бресте: поверьте, сколько надо было силы воли, чтобы заставить себя пойти в бассейн! А когда его нет – говорят все, что пошли бы… В Ганцевичах, правда, я думаю, бассейн был бы загружен. Но только на это ставку делать нельзя.

С.В. СОРОКОВ, заместитель председателя райисполкома: – Организуя туры выходного дня в Лунинец, замечаем: практически каждый раз на льду и в бассейне ганцевчан оказывается больше, чем лунинчан.

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – Согласен: несправедливо, что в Ганцевичах нет бассейна. И где бы я ни был позже, где бы ни работал, передо мной будет маячить это. Плохо для меня, что не приехал в первый год Президент. Что-то изменилось бы, думаю. А сейчас будет сложно: два года отработал, ого-го какой спрос ждет!

В прошлом году было запланировано построить бассейн. И деньги в сумме 20 млрд предусматривались. Но в последний момент сказали: ничего нового не начинать. А сегодня строительство бассейна стоит 84 миллиарда. Это надо очень много лыжероллерных трасс, чтобы построить один бассейн.

При этом наверняка нашлись бы люди, которые сказали бы: зачем бассейн, лучше заасфальтировал бы дороги. И их можно понять: я проехал по ул. Монтажников… На дороги в том районе нужно около 4 млрд рублей. Но там интенсивное движение, и нужно начинать что-то делать.

С лыжероллерной трассой задумка неплохая: у нас занимается около ста лыжников. В Горках сделали раздевалки, будет там отопление, освещение, место, где можно попить чаю. Условия есть, и место удобное. К тому же деньги, потраченные на обустройство трассы, – целевые, ни на что другое мы их израсходовать не могли. Может ли окупиться эта трасса? Ответить сложно. В финансовом плане, может, и нет. Хотя наши люди ее строили, и в виде налогов часть денег вернулась в бюджет. А если говорить о здоровье людей – однозначно окупится. И сделали мы все правильно и красиво.

О газете “Ганцавіцкі час”, маньяках и проводном радио

П.П. ГУЗАЕВСКИЙ: Александр Павлович, 14 декабря – дата не только назначения Вас на пост главы района, но и день выхода в свет первого номера нашей газеты. Как Вы оцениваете и относитесь к газете «Ганцавіцкі час»?

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – Как я могу относиться к газете, которую люди читают?! Читает много людей, и с этим не согласиться нельзя. Но что касается маньяков, вы так преподнесли информацию, что не все люди правильно ее поняли. В поликлинике стоит человек и говорит другому: “Ты читал “ГЧ”? Уже, говорят, 19 трупов, остальные в больнице лежат”… Вы пишете, что по “сарафанному радио” передано – а что для них сарафанное радио? Прочитал – и пошел говорить. Доходит до смешного: меня в Бресте спрашивают уже, не выехал ли я в Брест, т.к. в Ганцевичах жить невозможно. А был ли вообще у нас маньяк? Давайте разберемся.

А.Г. ЯРЕМЕНКО, начальник РОВД: – В конце прошлого года возле электросетей произошел грабеж, мужчина забрал сумку. Он задержан, арестован, находится в СИЗО. Сложная ситуация возникла 1 января: сначала на женщину из РУЭС напал мужчина, избил, а потом – на женщину с хлебозавода.

Еще одна ситуация возникла: женщина заявила, что ее ударил неизвестный, когда она вышла из бара “Бильярд” и шла домой. Утром обратилась в милицию. Оказалось, в баре была с мужем и видеокамера зафиксировала, как она выходит оттуда с ним под руку. Кто же бил? Она сказала, что, может, и муж. Он заявил, что ничего не помнит. Как можно в такой ситуации однозначно говорить, что ее побил кто-то?

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – А люди начинают сочинять всякое.

П.П. ГУЗАЕВСКИЙ: – Слухи распускают люди, которые или не читают газету, или читают невнимательно. В статье о маньяке четко разделены слухи и официальная позиция. Написано четко, что слухи о трупах и о том, будто в реанимации кто-то лежит, недостоверны. Но людей сама тема беспокоит. На сайте “ГЧ” некоторые в комментариях пишут ерунду, а некоторые задают конкретные вопросы. К примеру, Леонид Федорович Дыдышко спрашивает: если произошло избиение женщин, какие меры приняли милиция и прокурор?

А.Г. ЯРЕМЕНКО: – Заведено уголовное дело по факту нападения 1 января. В течение 10 дней наши сотрудники дежурили на улицах города.

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – Надо быть осторожными, особенно с информацией. Есть вопросы – приходите: сядем и будем обсуждать. Чтобы город не строил догадки. Но “ГЧ” поднимает много тем, о которых я не знаю: по воде, по дорогам… В принципе, это ваша работа. Но иногда достаточно мне сказать, и будем разбираться. Как разбираемся с проводным радио. Оказывается, ситуция остро стоит в целом по республике. Многие приводят аргументы за и против его отключения. Когда пропадает электричество, радио тоже не работает! А новое радио может работать на батарейках. Причем есть льготные категории граждан, например, инвалиды, кому радио обеспечат бесплатно. Для остальных приемник стоит 160 тысяч рублей. Пока мы приостановили работы по отключению радио, но там, где меняли электрические опоры и радио отключили, восстанавливать его нет смысла. Это большие затраты.

АНАТОЛИЙ ГОРДЕЙ, начальник РУЭС: – Нашим генеральным директором в феврале 2013 года было официально заявлено, что будем переходить на новую технологию. Проводное вещание – старая технология. С 50-х годов прошлого века оно существует в неизменном виде. Сегодня есть альтернативные способы получения информации, потому и идет оптимизация сети проводного радио.

Статистические данные говорят, что только 10% людей слушают проводное радио постоянно, остальные – от случая к случаю. Оно, конечно, является способом доведения информации до людей. Но сегодня множество иных эффективных способов оповещения, которыми люди пользуются активно: сотовые операторы, местное вещание. В 2014 году у нас будет строиться РТПС (ретрансляционная станция). Думаю, местное население не останется без местного вещания.

Что касается вопроса по Задубью, о котором писалось в “ГЧ”, то там мы изучаем спрос. Наш специалист сам настраивает приемник. Тем не менее, около половины людей, которые изначально пожелали иметь приемники, теперь от них отказываются.

П.П. ГУЗАЕВСКИЙ: – Так радио в Ганцевичах в 2014 году будут отключать или нет?

А.Ф. ГОРДЕЙ: – Так же, как по всей республике.

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – Нельзя ломать старое, не создав нового. И вы сами виноваты, что не разъяснили людям до конца ситуацию с радио (в адрес нач. РУЭС – прим . автора).

Об обещаниях, выполненных и отложенных

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – Многое нами сделано ЖКХ, но много еще и вопросов осталось. К уровню прошлого года обращений граждан уменьшилось на 20%. Но на 20% увеличилось претензий к качеству воды. Я и сам страдаю: пью такую же ржавую воду.

А.Ф. ГОЛЯК, директор КУШВП ЖКХ “Ганцевичское РЖКХ”: – Станция обезжелезивания запускается, там сейчас работает наладчик. На апрель планируем промыть водопроводные сети. Кроме того, собираемся разрабатывать программу и менять сети водопровода и канализации. До этого мы модернизировали сети теплоснабжения, и их уже заменено 80%. При этом значительно сокращены потери тепла: ранее они составляли до 50%, теперь – 16–18%. Поэтому и жалобы на эту тему единичные, в то время как в прошлом году было море проблем. Также идет реконструкция очистных сооружений. К июню планируем ввести новые сооружения.

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – Обещания запоминаются. О семи миллионах зарплаты (планы начальника Ганцевичского РУПС Эдуарда Волуевича по росту зарплаты к концу 2013 г. в их организации до 7 миллионов 700 тысяч рублей. – прим автора), о ремонте бани… (А. Солоневич 7 февраля 2013 года на собрании «хозактива» задал вопрос директору ЖКХ: «Алексей Федорович, когда мы пойдем в общественную баню, чтобы было не стыдно голым людям в глаза посмотреть?» Алексей Голяк ответил: «Думаю, к концу года стыдно не будет» – прим. автора).

Смотрите: год прошел как один день. Как вчера было – а сегодня надо отчитываться. Вот я и говорю: если что-то обещаете, прежде трижды подумайте, стоит или не стоит обещать.

Но многое мы сделали. Как бы ни было трудно, и на будчанской ферме начали доить коров. И “Крышиловичи”, никто не верил, а мы запустили. Вообще, по животноводству за два последних года по объемам мы построили больше, чем за 20 последних лет(!).

На исполкоме М. Мясникович ругал, что мы строим наперед, а денег пока нет. Но мы рискуем – другого выхода нет. Меня волнует, что мы уже не можем пользоваться кредитами в банках. Строим за то, чем помог губернатор, за счет спонсоров, займов. Можно было, конечно, ничего не строить, но тогда через пару лет потерпели бы полное фиаско! А так мы создализадел, и теперь люди работают совсем в иных условиях. Нам выгодно, чтобы наши предприятия работали, и теперь нужно думать, искать, как выжить.

П.П. ГУЗАЕВСКИЙ: – Александр Павлович, часто приходится слышать, что Вы собираетесь оставить вверенный пост. Правда ли это?

А.П. СОЛОНЕВИЧ: – Я сам сюда не просился, и не от меня зависит, останусь в Ганцевичах или уйду. Сказали, что надо здесь работать – значит, именно здесь я нужен. А насчет “уходить”… Вспомните, уже через два месяца после того, как меня сюда назначили, я уже “начал уходить”. И вот все ухожу. Ну, а что тяжело работать в Ганцевичах – то да, тяжело…

P.S. Иные актуальные моменты, рассмотренные на пресс-конференции, журналисты «ГЧ» еще будут освещать на страницах газеты. Некоторые вопросы председатель райисполкома пообещал рассмотреть на собрании хозактива района.

Новости

Из рубрики
Top