weather

USD 2.6019

EURO 3.1407

RUR(100) 3.5146

search

Ганцевчанка встречалась с Лукашенко и верит, что Бог творит чудеса

Героями публикаций обычно становятся люди, получившие известность, которые прошли геройский путь на фронтах войны или мирной битвы за урожаи, ветераны, спортсмены, победители конкурсов и фестивалей. Но не все становятся рекордсменами и удостаиваются “лаврового венца”. Среди нас живут тысячи сограждан, люди скромных профессий, которые десятки лет честно трудятся, ничем особым, на первый вгляд, не выделяясь. И, пройдя многие десятки лет по тернистому жизненному пути, живут скромно и незаметно. В чем же они находят счастье и смысл жизни?

Софья Леонтьевна с дочерьми Галиной, Натальей и правнуком Андреем
Софья Леонтьевна с дочерьми Галиной, Натальей и правнуком Андреем / Фото: Петр Гузаевский

О таком человеке, ганцевчанке Софье Леонтьевне Герасимене, которая в четверг, 6 сентября, отметила свой 80-летний юбилей, наш рассказ. На праздник к ней приехали обе дочери – Наталья, которая живет в семи километрах от Москвы, и Галина, уже со своим внуком, из далекого Иркутска.
Забегая вперед, скажу, что Софья Леонтьевна оказалась человеком непростым и в чем-то незаурядным. А ее судьба, как и судьбы героев, полна интересных историй и даже неожиданных сюрпризов, которые, надеюсь, будут любопытны нашим читателям, достойна не только газетной публикации, но и повествования в более широком формате.
Родилась Софья Леонтьевна (девичья фамилия Ковш) в д. Огаревичи в 1932 году. По ее словам, в детстве ее отца Леонтия Павловича считали зажиточным, домовитым крестьянином. До войны их семья жила в достатке, а во времена Советов, несмотря на то, что отец сам работал от зари до заката на земле, некоторые считали его “кулаком”. В семье было семеро детей, отец остался вдовцом с пятью детьми и уже со второй женой, Магдаленой Филипповной, родилось еще двое – Софья и ее младший брат.
В жизни Софьи Леонтьевны лишь годы ее детства были беззаботные и радостные. “Завидовали нам тогда, а многие говорили, что я сплю на перинах и только вишенки ем, – рассказывает Софья Леоновна. – А как пришла война, семья осталась голой и босой. Партизаны забрали коров и коня, а немцы “за связь с партизанами” сожгли дом и все нажитое”.
В Огаревичах хутор Ковшей был недалеко от нынешнего кладбища. Теперь там остался лишь погреб, который отец Софьи еще до войны построил из больших камней. (Позже колхоз приспособил этот погреб для хранения удобрений. – Прим. автора). В нем хранились запасы продуктов, молоко, масло, как в холодильнике, а в войну он использовался как укрытие – сделали настилы с соломой, и семья каждый раз пряталась, когда немцы с партизанами устраивали перестрелки. “Страшно очень было, немцы за памятники на кладбище прячутся, партизаны с другой стороны палят, а наш хутор между ними. Часто в том погребе и ночевали, – вспоминает пенсионерка. – Не раз наведывались партизаны, до сих пор помню их голоса, когда пришли ночью и говорят: Две пары хромовых сапог и два хороших кожуха давай!” По словам Леонтьевны, у тех, кто при немцах в полицаях ходил, дома остались целыми. И богаче эти люди после войны были, чем многие другие семьи. А у других даже крыши над головой не осталось. Им тоже все пришлось восстанавливать с нуля.
После войны Софья закончила семилетку и на то время считалась очень образованной. Хотелось найти работу. А в Ганцевичах тогда начали строить завод “Пищевик”. А Софья, как и многие, стремилась поехать в город, чтобы учиться и работать. Но не тут-то было, председатели колхоза и сельсовета заупрямились, не выдали справку, и Софье, как образованной, досталось место приемщика в колхозе – нужно было взвешивать молоко и писать отчеты. “Я плакала от такой несправедливости, мои подруги пошли учиться, стали педагогами, врачами, а мне всю жизнь пришлось трудиться на ”черной работе”, – с грустной улыбкой говорит Софья Леонтьевна.

Но деваться было некуда, пришлось работать. В 1955 году, после многих вечеров танцев под гармошку при свечах, а потом под тусклую лампочку, которую “накаливал” тарахтевший дизельный двигатель, когда Софье было 23 года, она вышла замуж за парня из Клецкого района. В 1956 и 1959 родились дочки, Галина и Наталья. Позже перебрались в Ганцевичи, и дом их был на месте, где сейчас стоит здание суда. А рядом, на месте кинотеатра, был рынок. По словам дочерей, все родственники, подруги, которые приезжали в Ганцевичи, сразу наведывались к ней. Двери всегда были открыты, потому что их мать всегда отличалась гостеприимством. Угостить, принять и уделить человеку время она старалась всегда.

Уважение она заслужила и у своих коллег, и большинства соседей (всем, конечно, не угодишь). Трудовой путь ее был незатейливым, устроилась санитаркой в райбольницу, хотя в то время даже такую работу было получить ой как сложно. Потом пошла на подмену работницы в пищеблоке, да так до пенсии там и проработала поваром около 20 лет. Пожалуй, эта профессия и породила привычку, что не проходит и нескольких дней, чтобы Софья Леоновна не практиковалась в кулинарных изысках – выпечке бисквитов, сухариков и коронного печенья – грибочков. Кстати, к приезду гостей на столе фирменные волшебные грибочки от Леонтьевны тоже были на столе, и в беседе за чаем их попробовал и автор этой статьи.

По словам пенсионерки, хоть не удалось ей самой добиться высоких должностей, но известных людей она встречала. “Вот, как вас сейчас, также рядом видела Лукашенко!” – говорит Софья Леонтьевна. Поначалу эти слова 80-летней женщины вызвали улыбку, и, зная, что Александр Григорьевич ездит с охраной и в бронированном “Мерседесе”, подумал, что пенсионерка шутит. “Еще когда супруг жив, а было это, может, в 1993 или 1994 году, – продолжает рассказывать юбилярша. – В Ганцевичи с мужем добирались. До середины пути из Хотыничей до Ганцевичей нас подвезли, а идем потихоньку. Уже вечерело. И тут едет машина, муж говорит, вроде “Волга”, я машу рукой, останавливается. Муж навеселе тогда был и о чем-то бурно беседовал с человеком, который не за рулем был. Подвезли нас в город. И лишь потом я узнала, что это Лукашенко был. Он к нам в Ганцевичи в ГДК перед своими первыми выборами приезжал, и я на той встрече была. Но подойти тогда постеснялась”.

Лукашенко и отец Петр, настоятель нашего храма – это два человека, которых она чтит особо. И в церковь пенсионерка ходит давно, еще со времен, когда не приветствовала этого советская власть. По жизни Софья Леонтьевна идет с верой в Бога. В единственную в районе церковь в д. Б. Круговичи добиралась. Когда не было в Ганцевичах церкви, в костел ходила.

По словам Леонтьевны, она часто делала поступки, которые сама иногда не могла объяснить. Не имея достатка, живя в бедности, как-то получила свою маленькую зарплату санитарки и купила на распятие Христа полотно, а сама осталась почти без копейки и на всем экономила. “Бог один, он наставляет, помогает и продлевает жизнь тому, кто отдает, – говорит юбилярка. – Даже чудеса были со мной не раз. Как-то выписали меня из больницы после операции, иду по улице, весь живот изрезан, швы не зажили и плохо мне вдруг стало, чувствую, что сознание теряю и падаю, и вдруг словно что-то невидимое меня поддерживает и падаю я мягко, будто на мягкую воздушную подушку. Очнулась, встала, ни боли, ни ушиба нигде. И второй раз, когда отдали под церковь старое здание Дома пионеров, несу иконы застекленные и вновь стало плохо и падаю, и снова словно воздух меня поддерживает и кладет на землю. Ничего не уронила, все целехонькое. С тех пор еще больше укрепилась в вере в Бога”.

Радостные и печальные события из жизни вспомнили мои собеседники за пару часов чаепития. Уже много лет, как умер муж Софьи Леонтьевны и живет она одна. Дочки далеко и приезжают одна раз в год, другая и того реже.

Возвращаясь в воспоминаниях в историю своего жизненного пути, Софья Леонтьевна говорит, что многое в жизни могло быть по-другому, если бы не какие-то “мелочи”, которые отразились и на ее судьбе, и на судьбах и ее двух дочерей. “Ведь если бы дали ту справку на учебу, может, могла и я выбиться в люди. И мои дочерям было бы легче. А так от бедности после школы отправились обе на край света в Иркутск и сами себе дорогу пробивали. Я и помочь ничем им не могла, как другие родители, – делится мыслями женщина. – Раньше было, что если ты не из интеллигенции, то ты как бы ниже рангом, а если еще и и бедный, так дороги многие закрыты”.

Рассуждая с Натальей и Галиной, пришли к выводу, что и сейчас не много изменилось: тем, кто при должностях, кто финансово более обеспечен, легче продвигать своих детей, даже если они не семи пядей во лбу, как говорится, но в итоге тоже займут престижные посты и не будут стоять у плиты или бегать со шваброй.

“Те времена мы помним хорошо. Мы в Иркутске жили. Понимали, что у мамы денег не было, так она нам посылки с продуктами высылала, что было – варенье, тушенки”, – рассказывала, сидя за семейным столом, Наталья. А Софья Леонтьевна заплакала… Но это были слёзы не только жалости, но и радости.

Ростки интеллекта и талантов все же “проросли”. И хоть не сама, так дети и внуки мечту Софьи Леонтьевны “выбиться в люди” все-таки реализовали. Галина стала медсестрой и сейчас работает в Иркутске. Мать гордится, что Министерство здравоохранения России отметило труд ее дочери Почетной грамотой. На юбилей к маме Галина приехала уже со своим внуком Андреем. Младшая дочь Наталья закончила ВУЗ в Москве и стала инженером-строителем. Во времена Ельцина работала в Администрации президента в профильной отрасли, а сейчас по своей специальности на одном из предприятий. В Красногорск (7 км от Москвы), где сейчас живет Наталья, отвезла частичку родины – выкопала сирень, которая многие годы растет в Огаревичах на месте родового гнезда, и посадила возле дома. Да и ее дети уже взрослые. Сын Валерий – артист драмтеатра и кино, дочь Анастасия после института туризма работает в туристическом агентстве, и хотя сама не смогла приехать на юбилей к бабушке, стала спонсором и приказала бабуле заказать ресторан или кафе и пригласить на свой юбилей всех, кого пожелает. И хоть нечасто в жизни Софья Леоновна получала подарки, этот приняла с радостью.

“Больше двадцати лет назад я думала, что пришла «моя пора», серьезные болезни привели к тому, что после операций дали 2 группу и даже на год до наступления пенсионного возраста отправили на заслуженный отдых. Но Бог словно мне подсказал, надо принимать то, что есть, и я не жалею, – говорит Софья Леонтьевна. – А теперь жить хочется. Пенсию платят, из центра социального обслуживания женщина молодая мне уже пять лет помогает. Надо из магазина что-то принести или купить – она все доставит, убраться в доме – и это пожалуйста. Разве ж когда-то о таком можно было мечтать?! Да и дети, и внуки меня не забывают. Вот живу, радуюсь, молюсь за них, чтобы все у них хорошо было. А вот если и хотелось в своей жизни что-то вернуть, так это молодость”.

На философские вопросы, в чем же смысл жизни и зачем рождается и живет человек, Софья Леонтьевна ответила также по-философски: “Если родился человек, значит, у Бога достоин, что он дал ему жизнь. Только прожить ее нужно честно и справедливо”.

Может, в простых словах этой женщины и заложен более глубокий смысл. Но уметь жить для других, радоваться жизни и жить честно – это уже не каждый может, и быть достойным не только милости Бога, но и уважения людей.

Редакция газеты «Ганцавіцкі час» поздравляет нашу читательницу Софью Леонтьевну Герасименю с юбилеем и желает ей здоровья на долгие годы, радости в жизни и встретить еще не один круглый юбилей.

Подпишитесь на наш канал
comments powered by HyperComments
Из рубрики