search

Победим ли мы тунеядство?

Кого мы обманываем?В последние полгода сложилась такая ситуация, что в какое из средств массовой информации ни заглянешь, на первом плане – разговоры о тунеядстве. Тезисы о борьбе с тунеядством Александр Лукашенко развил 5 ноября 2014 года, посещая ООО «Протос» в Могилевской области. Президент сразу же обосновал, что речь идет не о трудовых мигрантах, работающих в России и в других странах. Руководитель страны назвал цифру – 400 тысяч безработных. Минтруда и экономики называло цифру в 445 тысяч, а бывший премьер Мясникович – 440 тысяч человек. Официальная цифра безработных в РБ – 22 тысячи человек, или 0,5% от трудоспособного населения. Для МВФ и ООН мы говорим о 25 тысячах безработных. Почему такой разнобой? Где реальная картина? Для чего все это?

Декрет №3 задним числом

В народе многие думали, что Президент поостережётся подписать этот декрет. Ведь в экономике дела всё ухудшаются, многие предприятия сокращают своих работников, потому что некуда девать свою продукцию: ею забиты складские помещения, реализовать её некуда. Другие предприятия переходят на 3-4-дневную неделю, а некоторые отправляют работников в неоплачиваемые отпуска, кто-то – в частично оплачиваемые и т. п. Тут уже и ранее работающие остаются без работы, где уж устроиться тунеядцам?

Но, оказывается, напрасно так считали. Видимо, дела с пустой государственной казной действительно плохи. 2 апреля Президент подписал декрет №3 «О предупреждении социального иждивенчества». Любой документ начинает действовать с момента официального опубликования, но, как ни удивительно, этот стал действовать задним числом – с 1 января.

Кого нужно считать тунеядцем?

Понятие тунеядства для бывших жителей СССР не ново – с 1961 по 1991 год для тунеядцев существовала даже уголовная статья. Например, в СССР достаточно было 4 месяца в году не работать, чтобы не считаться тунеядцем. По нынешнему декрету – 6 месяцев. Домохозяйки в СССР не считались тунеядцами, если у них были несовершеннолетние дети. Теперь мама и папа не тунеядцы только в том случае, если у них ребенок – дошкольник (до 7 лет). Не понимаю, как быть тем, у кого 7-8-летние школьники. Неужели сегодня их можно одних отправлять в школу? У кого-то есть бабушки или дедушки, проживающие вместе с семьей школьника, но у большинства нет. И как, например, отправить 7-летнего малыша в школу (а зимой еще затемно), которая в 2-3-х километрах от дома и где очень интенсивное движение транспорта на улицах? А потом, если, не доведи господь, случится несчастье, рвать на себе волосы, что подчинилась декрету Президента и была законопослушной? Возможно, те, кто разрабатывал декрет, учитывали, что у всех белорусов детей возят в школы личные водители да няньки? Кстати, принудительно заставить работать хотят сейчас в России.

Во всем мире считается нормой, если муж в достаточной степени обеспечивает семью материально, а жена официально не работает, но ведет домашнее хозяйство, много внимания уделяет и детям, и мужу, в доме порядок, все вкусно накормлены. Только приветствовать бы такое, ведь это образец нормальной семьи. Да только не в Беларуси. У нас, если ребенку 7 лет и 1 день, то мать уже тунеядка. Абсурд – иного определения и не подберешь к такому взгляду государства на роль женщины в семье и обществе.

Бездельников и пьяниц нам не подбросили с Запада

Да, проблем в государстве много. Поэтому для правительства работы «непачаты край». И над этим декретом в том числе. А то вместо тяжелой кропотливой работы правительство идет по самому легкому, но далеко не самому правильному пути – изобретение новых налогов и всевозможных штрафов.

Народ, может, еще и понял бы все эти шаги правительства и Президента, если бы была высочайшая прозрачность налоговой системы: люди должны знать, что их деньги идут не на строительство президентских резиденций или ледовых дворцов, а на то, что нужно людям. Это вызывает (пусть даже неосознанное) отторжение людьми всех налоговых решений, даже и тех, которые разумны.

То, что в стране много бездельников, пьяниц, асоциальных личностей, видят все. И не враги с Запада нам их подбросили. Родились же эти люди здесь, росли, воспитывались у нас родителями, школой, обществом, государством. Значит, что-то в стране не в порядке. Государство ответственно за этих людей. Я всегда была убеждена и утверждала, что государство должно тратить куда больше средств на воспитание, а не на исправление, т. е. то, чем занимаются у нас силовые структуры (милиция, суд, прокуратура, исправительные учреждения – колонии, тюрьмы).

Я ни в коей мере не снимаю вины с тех людей, которые опустились до состояния пьяниц, бомжей, уклоняющихся от помощи старикам-родителям или своим детям, а зачастую даже живущим на пенсию родителей или отнимающим кусок хлеба у своего ребенка. Во все времена человек должен оставаться человеком. Мне навсегда запомнились слова выдающегося русского писателя Д.И. Фонвизина, автора комедии о воспитании подрастающего поколения «Недоросль». Так вот что сказал Фонвизин: «Имей сердце, имей душу, и будешь человеком во всякие времена».

Проблема тунеядства – это проблема воспитательного процесса в стране

Работая в школе, я всегда поражалась, почему у нас дела учебы были главнее дел воспитания, а заведующий учебой (завуч) главнее заместителя по воспитательной работе? Теперь подумалось вот ещё о чём; а не связана ли проблема «тунеядства» с проблемой распада семей, проблемой безотцовщины при живых родителях? Ведь развод – это очень часто широкая дорога к тунеядству, алкоголизации, наркомании, бродяжническому образу жизни. Человек, потерявший семью, становится тонкой соломинкой, которую сломает даже небольшой ветерок. Поэтому государству и его структурам (школе, медицине, церкви и др.) надо разработать целые программы воспитания культа семьи. Надо, чтоб в сознании людей закрепилось правило: иметь здоровую семью с 2-3 детьми – это очень престижно. А то дошло до того, что рождение детей вне брака – чуть ли не подвиг. Необходимо вести пропаганду не гражданского брака, а настоящего: с регистрацией в ЗАГСе, с венчанием в церкви. А тем, кто предпочитает т.н. гражданский брак, разъяснять и называть вещи своими именами: никакие вы не муж и жена, а сожитель и сожительница.

Путь от алкоголизации к тунеядству

Ещё декрет Президента навел меня на мысль заговорить о самогоноварении. Я, прожив немалую жизнь, делаю вывод: государство со второй половины прошлого века не вело почти никакой борьбы с этим страшнейшим злом, нанёсшим народу и стране столько бед – спаивание народа, болезни, разводы, безотцовщина, большое количество детских домов, сломанные человеческие судьбы (и самих алкоголиков, и членов их семейств) затрата огромных государственных средств на лечение алкоголизма и других болезней как следствия пьянства, преждевременные смерти, убийства на пьяной почве, суициды. Поинтересуйтесь цифрами – оторопь возьмет! В деревнях, да и в городах процветал самогонный бизнес. В колхозах делянки свеклы пололи ученики, в обязательном порядке давали делянки свёклы для обработки учителям, медикам, колхозным специалистам. И ищи время для обработки своей делянки, где хочешь: после работы, в отпуске, в выходной. А многие сельчанки в то же время были заняты самогонным бизнесом. Но ведь с ними надо было вести работу. Куда проще обязать служащих выполнить за них работу. А потом эти деревенские самогонщицы получили пенсии. И совсем неплохо себя чувствуют. Здоровее, чем те, что надрывались на работах. В пенсионной системе почти уравниловка. У того, кто проработал на ферме, пенсия чуть-чуть больше, чем у той, что «подпирала забор, сидя на скамейке».

Обожженные брагой…

Государство слишком поздно спохватилось. А люди ведь видели и понимали всё: а зачем надо так горбатиться? Можно прожить и полегче. Тем более что болото и лес помогут кормиться. И никаких налогов никому не надо платить.

А разве трудно было в деревне определить самогонщиков? Заходишь, бывало, к кому-то в дом, а там средь бела дня на веранде аппаратура с производством зелья работает. Идешь по улице – видишь дымок из «будана» во дворе и запах варёной браги нос воротит.

Или ещё пример. Лежала я как-то в хирургии в райбольнице. Находилась там и обожжённая горячей брагой молодица, которая работала воспитательницей в детском саду. Делилась: убьёт, бывало, муж с друзьями лося, так она накрутит выварку фарша и, когда придет участковый, принесет трёхлитровый «слоик» почти первача. И под котлеты из лосятины муж с участковым вдвоем и выпьют весь.

Да что тут говорить? Сотни примеров можно привести. И все это развращало народ.

Праздность – мать всех пороков

Теперь функцию спаивания народа взяло на себя в основном государство. Полки продуктовых магазинов ломятся от бутылок с «бырлом». Иначе назвать ту бурду, что магазины продают под названием «плодово-ягодное», нельзя назвать. Ведь в нем того, что во всём цивилизованном мире называют вином, нет.

Мы даже гордились тем, как мы умеем пить. Вспомним «Судьбу человека» М. Шолохова. Учились пить, но никакого представления о культуре пития так и не имеем.

А если посмотреть, сколько пива потребляют жители Германии, Чехии, а французы – вина! Но ни о какой алкоголизации этих наций и речи быть не может! Культура пития и качество продукции – весь их секрет.

Без конца можно рассуждать, опираясь на положения декрета о тунеядстве. Можно подключить сюда и вековую мудрость народа, и высказывания великих людей на эту тему. Великий Л.Н. Толстой сказал: «Ничто так, как труд, не облагораживает человек». Мудрец Вольтер изрёк ещё в ХVIII веке: «Работа избавляет нас от трех великих зол скуки, порока, нужды». Античные мудрецы предупреждали человечество на все времена: «Ничего не делая, люди учатся делать дурное», «Праздность – мать всех пороков».

Загляните в сборник пословиц и поговорок «День работой весел». Открываешь его – и что ни пословица, то кладезь народной мудрости: «Не печь кормит, а руки», «Работай до поту, так и поешь в охоту»…
Вспомним белорусскую народную сказку, которая рассказывает, как отец с сыном украли вола, зарезали его, наложили целую бочку мяса, варили его и ели «от пуза». Отец поправлялся, а сын худел да все дрожал, когда к ним в дом кто заходил. Он и не знал, что отец заплатил соседу за вола, и совесть его чиста была. А сына уму-разуму так учил за то, что тот решил воровством жить.

Я всю жизнь говорила своим воспитанникам, что самый вкусный хлеб – это хлеб, который ты заработал сам честным трудом. Быть нахлебником в семье, у стариков-родителей, у государства взрослому здоровому человеку – позор из позоров.

Проблему безработицы и пустеющей казны решить одним декретом о «тунеядстве» вряд ли удастся. Применение принудительных мер в борьбе с этой проблемой обречено на провал. Нужна огромнейшая работа, совместные усилия целого ряда ведомств, всего общества, государства, чтобы в конце тоннеля забрезжил свет. Чтобы поменялось сознание людей, необходимо обеспечить их достойной работой с не унижающей человеческое достоинство зарплатой. А это работа не одного дня. Волшебной палочки здесь быть не может.

А принудить силой… Тогда надо создавать целое ведомство, которое будет заниматься тунеядцами, выявлять их, трудоустраивать, следить, чтобы ходили на работу, даже сопровождать их и контролировать, чтобы они там не били баклуши…

Тогда, как говорят в народе, овчинка выделки не стоит. И стоило ли тогда забор городить?

Новости

Из рубрики