weather

USD 2.5864

EURO 3.1186

RUR(100) 3.4027

search

Эхо недели: «Когда в стране «иногда не до законов», то это не значит, что законам тоже не до нас…»

И ни церковь, ни кабак — Ничего не свято! Нет, ребята, все не так, Все не так, ребята! Именно эти строки Владимира Высоцкого почему-то приходят на ум после очередного просмотра программы белорусских новостей. Что же «не так» стало с нашими новостными передачами?

Фото: иллюстративное

Ответ на поверхности – в корне поменялось их содержание. Если раньше это было нудное и бесхребетное зрелище времен позднего СССР с его надоями, центнерами, гектарами и прочими тружениками села да передовиками производства, то теперь это все тот же СССР, только уже 30-х годов с его шпиономанией, врагами народа и показательными судилищами.

Главные герои сюжетов уже отнюдь не доярки с комбайнерами, не ткачихи со сталеварами вкупе с крепкими хозяйственниками, а чины Следственного комитета, милиции, прокуратуры. Вот они кого-то поймали, вот кого-то осудили, а кого-то и вовсе посадили…

Словом, не до передовиков, ребята, когда Родина в опасности!..

НАЙДИ ПЯТЬ ОТЛИЧИЙ

В начале прошлой недели они опять пришли. На этот раз к представителям гражданского общества, к правозащитникам, журналистам, лидерам независимого профсоюза.

«Провели около 90 обысков по месту жительства членов незарегистрированных организаций «Весна», «Профсоюз работников РЭП», а также представителей БАЖ и медиаресурсов протестного толка», – говорится в релизе МВД.

Пришли с санкции Генеральной прокуратуры «в рамках предварительного расследования с целью установления обстоятельств финансирования протестной деятельности». То есть пришли как бы абсолютно законно на основании соответствующих решений и постановлений. Тем не менее все эти «дружеские визиты» навеяли в памяти известные строки немецкого пастора Мартина Нимёллера о событиях в Германии середины 30-х годов.

«Сначала они пришли за социалистами, и я молчал — потому что я не был социалистом. Затем они пришли за членами профсоюза, и я молчал — потому что я не был членом профсоюза. Затем они пришли за евреями, и я молчал — потому что я не был евреем. Затем они пришли за мной — и не осталось никого, чтобы говорить за меня».

Правда, прежде чем эта цитата в 1946 году у пастора Нимёллера вызрела, он четыре года провел в концлагере Дахау… Прошло 75 лет. И на глаза попалась другая абсолютно свеженькая, с пылу с жару, цитата. Уже белорусского политолога и методолога, директора Центра европейской трансформации Андрея Егорова:

«Нельзя думать о том, что если вы отказались от политического участия, то репрессии вас не коснутся. Они могут вас коснуться только потому, что вы что-то делали раньше или кто-то из ваших друзей, знакомых принимал участие в политических действиях. Или даже если вы и ваши знакомые совсем ничего не совершали, вы можете случайно оказаться не в том месте не в то время. И ваши политические убеждения никак не гарантируют вам безопасность в этом случае. Под репрессии, как мы видим, попадают совершенно любые люди, в том числе и те, которые поддерживают Александра Лукашенко и его репрессивный политический режим».

А ведь, согласитесь, есть в этих высказываниях, произнесенных с разницей в 75 лет, что-то общее. Что лишний раз подтверждает: история развивается по спирали. И тут не поспоришь – закон диалектики!

ВСЕ ПЕРЕМЕЛЕТСЯ, ВСЕ ПЕРЕМЕНИТСЯ

Давайте спросим себя: а какой смысл во всех этих репрессиях, которые нескончаемой волной катятся сегодня по Беларуси? Чтобы предельно честно ответить на этот вопрос, попробуем собрать все мыслимые и немыслимые варианты ответов.

Итак, вариант № 1.

Чтобы соблюсти законодательство страны и продемонстрировать адептам этой власти и ее противникам принципы верховенства права и неотвратимости наказания в Республике Беларусь. Красивый вариант? Бесспорно!

Вариант № 2.

По Пушкину: «Его пример – другим наука…»

То есть, чтобы немного остудить горячие головы, продемонстрировав на чужом примере все негативные последствия протестных действий или даже только намерений.

Вариант №3.

Банальная месть победителей побежденным. Да, некрасиво, да, неблагородно, да, мелочно… Но так жизненно, привычно и по-человечески!

Вариант №4.

Тотальная зачистка перед возможными весенними и летними протестами. Помните, по истории проходили тактику «выжженной земли»? И это как раз тот случай.

И, наконец, вариант №5.

Страх. Липкий такой, противный, с холодком между лопаток… Именно он подталкивает власти порой к не самым адекватным и соразмерным способам самозащиты.

Выбирайте любой понравившийся вариант и… все равно окажетесь неправы. На самом деле в логике властей присутствуют ВСЕ эти варианты и их многочисленные вариации. Правда, в разных пропорциях.

Но самое примечательное во всей этой истории даже не это. А то, что когда власть рано или поздно переменится (извините, но даже А. Лукашенко не вечен) и сегодняшние проигравшие займут место победителей, то история с репрессиями и вариантами, скорее всего, снова повторится.

Может, в других пропорциях, но обязательно повторится. Палачи и их жертвы неизбежно поменяются местами. Это как у Матфея:

«И последние станут первыми…»

И тут ничего не попишешь – закон психологии!

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ МЕХАНИКА

Глупо отрицать очевидное – массовые протесты практически сошли на нет. Сдулись, скукожились, свернулись до размеров немногочисленных флэшмобов. А те, кто еще где-то бродит по задворкам своих городов с БЧБ флагами и самодельными плакатами, тщательно прячут лица от фото и кинокамер.

Боятся. Точнее, опасаются. Что прилетит «ответка»,откуда не ждали. В виде увольнения, штрафа, ареста и т.п. Собственно, оно и не удивительно: сегодня даже отдохнуть в компании с друзьями, сходить на концерт или пробежаться по зимнему лесу на лыжах отнюдь не безопасно. Сие действо может быть запросто приравнено к дискредитации власти или попытке свержения государственного строя.

Поэтому вполне обоснованно многим кажется, что тотальные репрессии сделали свое дело. Все, что еще совсем недавно пело, плясало, бастовало и протестовало, загнано под лавку или, как любит выражаться гарант старой и предвестник новой Конституции, под плинтус.

И мало кто задается сегодня вопросом: а что оно там, под плинтусом, под лавкой, под веником делает? Если медленно, но верно деградирует и саморазрушается, – это один момент. Но если сжимается наподобие пружины, – это уже совсем другое дело.

Сжатая пружина может выстрелить в самый неподходящий для власти момент. И вот еще в чем фишка: чем сильнее репрессии, тем сильнее сжимается пружина, а чем сильнее она сжимается, тем разрушительнее будет выстрел. И тут тоже ничего не поделаешь – закон физики!

Высказания автора могут не совпадать с точкой зрения редакции газеты. Приглашаем в сотрудничеству авторов с различными мнениями.

Материалы по теме
Top