weather

USD 2.4362

EURO 2.8343

RUR(100) 3.4309

search

Ганцевчанин потерял здоровье в загрязненной зоне, а надбавку к пенсии не получил

Ганцевчанин Иван Денисеня рассказал, как работал в загрязнённой зоне и с каким вопросом столкнулся на пенсии.

Ганцевчанин Иван Денисеня после чернобыльской катастрофы около месяца работал в зоне отселения в Брагинском районе
Ганцевчанин Иван Денисеня после чернобыльской катастрофы около месяца работал в зоне отселения в Брагинском районе / Фото: Ирина Домарацкая

Ивану Герасимовичу 65 лет. В 1986 году, когда произошла Чернобыльская авария, ганцевчанину был 31 год – его командировали с 30 июня по 20 июля в деревню Щербины Брагинского района Гомельской области.

После катастрофы на Чернобыльской АЭС и радиационного загрязнения сельчан переселили в чистые регионы, а 69 деревенских подворий были захоронены. Ганцевчанин работал водителем КАМаза в сельхозтехнике (тогда организация называлась «Ганцевичская райагропромтехника).

«Начальник Николай Ковш объявил в приказном порядке, что мы поедем в командировку, и мы поехали. Из сельхозтехники нас было человек десять в бригаде. Наши мужчины прокладывали трубы, а я подвозил их на КАМазе», – вспоминает Иван Денисеня.

Он доставлял железные водопроводные трубы из Добруша в деревню Щербино Брагинского района, куда тянули водопровод. Ганцевчанин вспоминает, что вместе с ним в командировке работал сварщиком Михаил Гайтюкевич из деревни Мельники, но он уже умер.

Тадик из Больших Круговичей на бульдозере засыпал траншеи после прокладки труб – его тоже нет в живых. Вальдемар из Мельников работал слесарем. Сосед ганцевчанина Константин Денисеня работал сантехником.

В выписке из приказов Ганцевичской райагропромтехники – десятки фамилий ганцевчан, побывавших в загрязнённой зоне
В выписке из приказов Ганцевичской райагропромтехники – десятки фамилий ганцевчан, побывавших в загрязнённой зоне

ЖИЛ В МАШИНЕ

Командированные жили в походных условиях. По приезду кушали домашние запасы. После их кормили по месту работы. Ганцевчане разместились в доме, покинутом переселенцами. А Иван не покидал свой автомобиль даже ночью – он ночевал в машине.

Помыться особе негде было. Благо, что было лето, и рабочие окунались в местном водоёме. Ганцевчанин говорит, что и автомобили санобработку особо не проходили.

«Только помню, когда ехали в Хойники, то машину побрызгали специальной пеной по пути туда и обратно», – вспоминает Иван Денисеня.

Ганцевчанин почти месяц отработал на КАМазе в чернобыльской зоне и вернулся домой. Говорит, что уровень радиации на технике никто не проверял. По приезду сам на мойку заехал, сполоснул грузовик, и вскоре его отправили в командировку на Брест.

ИНВАЛИДНОСТЬ СНЯЛИ

После командировки здоровье стало подводить. На то время ганцевчанину был 31 год. Первое время в хлопотах не обращал внимание на плохое самочувствие. На работе отправляли в рейсы, вместе с женой растили двоих детишек да ещё и хозяйство держали. Дом выделили на работе.

В те времена Ганцевичи строились, многие горожане получали жильё по месту работы. А Иван был на хорошем счету – в трудовой книжке у него только одна запись. В сельхозтехнике отработал 43 года и 11 месяцев. За хорошую работу вручали грамоты и ценные подарки (к примеру, электронные часы).

Спустя примерно пять лет здоровье сильно ухудшилось, пришлось обращаться в больницу. Врачи обнаружили рак гортани, назначили проходить облучение. Ганцевчанина обследовали в Барановичах, затем отправили в Пинск, где он 17 дней проходил облучение, а затем 15 дней лежал дома. После больницы Ивану дали третью группу.

«Побыл на группе до заслуженной пенсии. Если бы не поехал в чернобыльскую зону, то, может, и здоровье было бы лучше», – говорит Иван Денисеня.

Ганцевчанин вспоминает жаркое лето 1986 года в апреле каждый раз, когда по телевизору показывают о последствиях чернобыльской катастрофы.

«А так стараюсь не думать. Живём с супругой в доме. Дети выросли: сын работает фельдшером на скорой помощи, дочь – заместителем председателя Ганцевичского РайПО. Раньше хозяйство держали, а теперь на это уже нет сил», – сказал Иван Герасимович.

КАКИЕ ЛЬГОТЫ У ЛИКВИДАТОРОВ

В канун очередной чернобыльской даты ганцевчанин решил поинтересоваться, имеет ли он право на добавку к пенсии. Говорит, что летом 2020 года он спрашивал насчёт доплаты у специалиста управления по труду и социальной защите населения Ганцевичского райисполкома.

Ему устно сказали, что доплата не положена. Но в удостоверении пострадавшего от катастрофы на Чернобыльской АЭС указано, что он имеет право на льготы по статье 20 «Закона Республики Беларусь «О социальной защите граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС, других радиационных аварий».

Как пояснила главный специалист управления пенсий и пособий комитета по труду, социальной защиты Брестского облисполкома Елена Кикоть, законом предусмотрена надбавка к пенсии на 25% минимального размера пенсии (по ст. 20) если гражданин принимал участие в работах по ликвидации последствий катастрофы на чернобыльской АЭС в 1988- 1989 годах в зоне эвакуации (отчуждения).

А тем, кто принимал участие в работах по дезактивации, строительству, жизнеобеспечению населения в 1986-1987 годах в зоне первоочередного отселения или зоне последующего отселения, повышение пенсии не предусмотрено.

Специалист пояснила, что нужно изучить обстоятельства работы ганцевчанина. Редакция «ГЧ» направила в комитет электронный запрос с копиями документов и вскоре получили ответ.

ЛИКВИДАТОРУ НЕ ПОВЫСЯТ ПЕНСИЮ

Из комитета по труду, занятости и социальной защите пришёл письменный ответ за подписью заместителя председателя комитета Ирины Федчик.

В ответе говорится, что «согласно приложенным в письме документам Иван Денисеня относится к категории граждан, принимавших участие в работах по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС в 1986–1987 годах в зоне последующего отселения, что не дает права на установление повышения к его пенсии ни по пункту 2, ни по пункту 3 статьи 39 Закона о ЧАЭС».

Материалы по теме
Из рубрики
Top