weather

USD 2.5817

EURO 3.0794

RUR(100) 3.4056

search

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

О бизнесе, выборах, коронавирусе и ностальгических воспоминаниях о Ганцевичах Вадим Тышкевич рассказал журналисту «ГЧ» 15 октября во время поездки в Польшу.

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль
Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль / Фото: Сергей Багров

Проводя отпуск в Познани и взглянув на карту страны, автор решил съездить за 170 км в город Нова-Суль, где на протяжении 17 лет мэром был наш земляк Вадим Тышкевич. Изучил маршрут и подсчитал время на дорогу. Оставалось сделать лишь самое главное – договориться о встрече с бывшим мэром, а ныне польским сенатором.

Написав Вадиму Тышкевичу в фэйсбук, я настроился на долгое ожидание ответа. Однако уже через 20 минут от сенатора пришёл ответ. Узнав о цели визита журналиста, сенатор даже хотел подкорректировать свой рабочий график, и пришлось просить его не делать это. В итоге мы договорились о встрече 15 октября – в тот день сенатор прилетел самолётом из Варшавы в г. Нова-Суль специально для встречи со мной.

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

Несмотря на то, что в тот день (а это был четверг) у него были еще и другие дела в Варшаве, он их отложил, чтобы встретиться с земляками из Ганцевичей. При переписке на польском языке мне подумалось, что человек, который уехал в раннем возрасте из Беларуси, вряд ли говорит по-русски. Поэтому, отправляясь в Нову-Суль, я взял с собой «переводчика». В дороге мы еще раз списались с Тышкевичем, и он сказал, что нас встретят на вокзале.

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ О ГОРОДЕ НОВА-СУЛЬ

Городок, который находится в 70 километрах от границы с Германией, встретил нас настоящей осенней погодой. Но пасмурная погода и небольшие осадки никак не омрачали предстоящую встречу. Выйдя из поезда и пройдя возле небольшого вокзала, мы оказались на привокзальной площади, где вовсю кипела работа: рабочие наводили порядок на улицах, а недалеко от вокзала шло строительство.

Как позже выяснилось, там строится новый объект – бассейн. Пользуясь моментом, автор статьи начал снимать видео города, попутно всматриваясь в автомобили – ведь нас должны были встретить…

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

И вот на повороте к вокзалу появился солидный чёрный автомобиль, из которого водитель жестом указал на стоянку у вокзала. Поспешив к месту остановки машины, я опешил – из автомобиля вышел сам сенатор.

«Здравствуйте», – улыбаясь, поприветствовал нашу небольшую делегацию высокий мужчина спортивного телосложения.

С первых слов стало понятно, что он хорошо разговаривает по-русски. В тот момент в голове у меня промелькнули строки из статьи двухлетней давности, где автор восхищался тем, что у него водителем в Новой-Сули был мэр города. Но наша ситуация оказалась в разы круче – нашим водителем был уже не мэр, а сенатор.

Во время поездки по городу Вадим Тышкевич поинтересовался, каким временем мы располагаем, и отвёз нас в свой офис, где за чашкой кофе мы беседовали на протяжении двух часов. Несмотря на высокий ранг в правительстве Польши, собеседник общался с нами на равных. И хотя мы виделись впервые, было чувство, будто мы давно знакомы.

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

Расскажите, почему вы стали мэром Нова-Суль?

В 1986 году я открыл свою компьютерную фирму. Однако в начале 2000-х с приходом на рынок крупных концернов, таких как IBM, Samsung и других, в небольших компьютерных фирмах по всей стране стали возникали трудности. Однако моя фирма продолжала работать, хотя и нужно было прибегнуть к сокращению штата сотрудников. В те времена город был совсем в плохом положении, словно «сгоревшая земля» – все большие заводы были в упадке, а безработица составляла 42%.

Знакомые, видя во мне какой-то потенциал хорошего управленца, попросили заняться развитием Новой-Сули. И, выдвинув свою кандидатуру на выборах, я случайно стал мэром. Безусловно, когда у меня была своя фирма, то зарабатывал я гораздо больше, нежели в новой должности.

Но я считаю, что деньги в жизни не главное. Да и в отличие от Беларуси, в Польше чиновник должен работать практически бесплатно и не может ничего такого себе позволить.

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

К примеру, если бы я поехал на служебной машине по своим личным делам и это кто-нибудь увидел, то меня сразу бы «съели». Или если бы я «взял» хотя бы тысячу злотых (около 250 долларов), моментально на моих руках прокурор застегнул бы наручники. Поэтому коррупции в Польше практически нет.

Были случаи, когда чиновников арестовывала полиция, но это единичные факты. Если бы я за свои 17 лет на должности мэра узнал, что кто-то из моих подчинённых взял хотя бы 1 злотый, то всё – это моментальный конец его карьеры.

На последних выборах мэра Новой-Сули вы одержали победу в пятый раз, но оставили эту должность. Будучи уже год сенатором, не жалеете об этом?

Да, на последних выборах мэра я выиграл с результатом, похожим на результаты выборов в Беларуси. За меня проголосовало 79%. Но это не самый высокий процент. Мой рекорд – 86,4%. Могу уверенно сказать – жалею, что ушел в большую политику и оставил должность мэра. Второй раз я этого не сделал бы.

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

Парламент и политика – это пустое. Мы вроде что-то делаем, поднимаем руки, голосуем за что-то – и на этом всё. И мне просто жалко этого потерянного времени. Наверное, мне нужно было просто взять какой-то отпуск на полгода, отдохнуть и потом вернуться на должность мэра Новой-Сули. Однако мне захотелось каких-то перемен. И сейчас я понимаю, что допустил большую ошибку.

Денег, конечно, больше стал зарабатывать, но опять повторюсь, дело совершенно не в деньгах. Будучи мэром, я строил дороги, заводы, фабрики. И уже через три года моей работы был виден результат.

Ведь город – это как фирма, только огромная. Да, деньги немного по-другому зарабатываются, но, как и в фирме, здесь нужно работать с раннего утра и до поздней ночи и быть отличным менеджером.

Сейчас ваше рабочее место в столице, но вы предпочитаете жить в Новой-Сули. Почему?

В Сенате не так уж и много работы, чтобы все время находиться в Варшаве. Обычно я езжу на 2-3 дня в неделю, а бывает и реже. Всё остальное время предпочитаю проводить в своём городе. Конечно, и жильё у меня в Варшаве есть: и квартира, и комната в отеле. Кроме того, и сестра моя родная там живёт, и дочь. Но в Новой-Сули мне гораздо лучше – здесь мой дом.

Я сейчас даже в некотором поиске работы, потому что не умею сидеть без дела. Благодаря наличию свободного времени, которое у меня есть сейчас, я езжу по стране с лекциями, в которых делюсь с другими мэрами своими умениями и навыками.

Как вы проводите своё свободное время?

За 17 лет в должности мэра я всего один раз был в двухнедельном отпуске. И не потому, что не мог, а потому, что не умею отдыхать. Но, конечно, я почти весь мир объездил. Был в Таиланде, Филиппинах, Малайзии, Индонезии… Много где был. А так обычный отдых, когда был мэром – неделя в год. Для меня лучше работать, чем отдыхать.

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

Сейчас у меня очень много свободного времени, словно целый год отдыхаю. Потому что деятельность в Парламенте монотонна – сидишь, голосуешь, принимаешь законы и знаешь, что ничего от этого не изменится.

В социальной сети facebook вы часто публикуете ностальгические воспоминания. Часто ли вы вспоминаете своё детство в Ганцевичах?

Из Ганцевичей я уехал, когда мне было 8 лет. Так что я очень хорошо помню тот период. Когда приезжала делегация из Ганцевичей, то школьники у меня спрашивали, где моя родина? Сложно было ответить. Да, я там родился, но и здесь я прожил более 50-ти лет, поэтому родина моя скорее в Польше.

Ну а Ганцевичи – это вторая родина.

Я хочу туда поехать, но сейчас не могу этого сделать, потому что в Беларуси сейчас очень сложная ситуация. Тем более, что я не хочу своим визитом ставить вашего мэра в сложное положение.

Когда мне было 19 лет, у меня умерла мама. В то время я был студентом. Мне тогда было очень тяжело, и, чтобы сменить обстановку, я собрал рюкзак и уехал на родину в Ганцевичи. Несмотря на то, что с отъезда прошло более 10 лет, я сумел найти не только старых друзей и знакомых, но и свою сводную сестру (После смерти отца связь с сестрой оборвалась. Вадиму Тышкевичу на тот момент было 5 лет).

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

Найти сестру мне помогла Галина Мелеховец, которая в то время работала в милиции. Я знал лишь имя и фамилию сестры и приблизительное место жительства. И эта женщина помогла мне её отыскать. Теперь сестра живёт в Речице, но часто приезжает ко мне в Польшу.

Сейчас ей 72 года, раньше она работала учительницей, а теперь на пенсии. Мы поддерживаем с ней связь, каждую неделю созваниваемся. В Ганцевичах я был еще несколько раз. И каждая поездка – это всегда волнение и переживания.

Когда приезжал последний раз со своей женой (это было более трёх лет назад), то был шокирован, узнав, что моего родного дома уже нет. А вот моих друзей детства Саши и Толи Мелеховцов дом по соседству еще был. Еще помню друга Вову… Фамилия его, наверное, тоже Мелеховец… Там все Мелеховцы (смеется).

Помню еще, что рядом с нашими домами было чистое поле, а сейчас там у вас построены многоквартирные дома.

Вы говорите о сложной ситуации в Беларуси. Что вы имеете в виду?

В Беларуси сейчас очень трудная ситуация. И усложняется она географическим положением страны. Понятно, что Евросоюз готов помочь Беларуси. Но с другой стороны территории республики находится Россия, и непонятно как поведет себя Путин, увидев такую помощь. Поэтому мы опасаемся, чтобы наша помощь не была расценена Россией неправильно.

Конечно, если бы Беларусь была в ином географическом месте, то ЕС давно бы помог – выделили бы деньги для строительства фабрик и заводов, создания новых рабочих мест. Безусловно, Беларусь – это очень хорошее место для инвестиций.

Если сравнивать её с Украиной, то в последнюю, из-за существующей коррупции, ЕС не особо хочет вкладываться. О Беларуси же совершенно другие отзывы. Мы и рады бы помочь, но не хотим навредить народу Беларуси.

Сложно сказать, как найти выход из этой ситуации, но все понимают – и те, кто протестует, и та же милиция,– что есть определённая черта, которую переходить нельзя. Они должны понимать, что применение силы и переход этой черты в будущем, если будут какие-то перемены, люди им вспомнят. И я не говорю о том, что их посадят в тюрьму, я имею в виду то, что в них будут тыкать пальцами, и они всю свою оставшуюся жизнь будут жить с этим.

Вот по этим причинам, если сейчас давать какие-то деньги, то это расценят как финансирование беспорядков или чего-то еще в этом духе, но ни в коем случае не как помощь для страны и развития её экономики.

Когда я был мэром, то мне было все равно, от кого идут инвестиции – польские это деньги или, например, немецкие. В первую очередь, эти деньги – производство, новые рабочие места и налоги. Для меня как для мэра самый главный налог – это налог на недвижимость. И, проезжая по промышленной зоне города, я не считаю количество фабрик и заводов, а скорее считаю метраж, который они занимают. И вот почему.

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

У нас в год за 1 квадратный метр каждое производство платит 23 злотых. Сумма на первый взгляд очень маленькая. Но, возьмём, к примеру, площадь крупной фабрики в 100 тысяч квадратных метров…

Безусловно, это очень хорошие деньги для городской казны. И так с каждым новым предприятием: построили новую фабрику или завод, запустили – и новые рабочие места, и зарплаты, и деньги для города. А собрав крупную сумму от налогов – уже и культурные объекты, например, спортзал или бассейн можно строить. Поэтому и получается, что если нет промышленности, то и жизни никакой не будет.

За 17 лет в должности мэра вы почти искоренили безработицу. У нас же в районе люди жалуются на то, что нет работы. Готовы ли вы принять ганцевчан на работу в Новой-Сули?

Действительно, сейчас в Новой-Сули уровень безработицы – 3%. Но это люди, которые совсем не хотят работать. В целом в польской промышленности могли бы быть большие проблемы, если бы не рабочие из Украины. Если представить, что украинцы в одночасье уехали бы сейчас дальше на запад, например, в ту же Германию, где заработок выше (но и проживание там гораздо дороже), то остановилась бы половина наших фабрик и заводов.

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

К примеру, на самом большом заводе в Новой-Сули, который производит кузова для таких автомобилей, как Audi, Mercedes, Porsche, работает 1800 человек, из которых 450 – это украинцы. А общее число рабочих из Украины у нас порядка трёх тысяч.

Возможно, работают тут и белорусы, но я точно этого не знаю. Скажу лишь одно – нам неважно, кто будет трудиться. Главное, чтобы человек действительно работал. Условия для проживания у нас тоже есть. С появлением новых рабочих мест у нас строятся и общежития для рабочих. Раньше с этим были некоторые проблемы, но сейчас их нет.

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

Оттока рабочей силы сейчас у нас практически нет. Да, люди выезжают дальше на запад, но в последнее время стали возвращаться. Человек всегда ищет, где ему лучше. И работодатель понимает, что если будет мало платить, то он обанкротится, потому что люди уйдут к другому. Поэтому самое главное, что у людей сейчас есть выбор: можно работать либо на одном предприятии, либо на другом или вообще не работать.

Не так давно по ТВ говорили о том, что Польша претендует на территорию Гродненской области. Говорили даже о том, что там уже развешаны польские флаги. Как вы прокомментируете это?

Это полный абсурд. Там висели БЧБ флаги (Вадим Тышкевич показывает на БЧБ флаг, который стоит у него в кабинете, и он часто возит его с собой в Сенат).

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

Зачем Польше Гродненская область? Я этого не понимаю. Сейчас часто слышу, как у вас по ТВ рассказывают, будто у границы танки НАТО «бряцают» гусеницами. Какие танки? Кому это надо? Очень удивляют такие небылицы.

Сейчас нет таких войн, какими они были раньше. Сейчас есть экономические войны, информационные, но не такие, что танки будут стрелять. Даже если и рассказывают такое, тогда хочется спросить: «Зачем атаковать? Для чего? Чтобы что-то забрать? А что забирать?».

Еще у вас люди очень часто вспоминают Вторую мировую войну. У нас о войне никто уже не говорит. Да, вспоминают, что она была. Да, погибли миллионы людей. Но такого, как у вас, у нас нет. Помню, когда еще был студентом, приехал в одну белорусскую деревню на свадьбу. Там у меня завязался разговор с одним из гостей. И вот мой собеседник говорит:

«Мы хорошо живём, ведь в войну жили гораздо хуже».

Как так можно рассуждать? Получается, что если картошка есть, водка есть, лук есть – значит, жизнь хорошая? Люди должны думать, как можно жить сейчас, а не сравнивать с тем, как жилось раньше.

Сейчас много говорят, что причина экономического кризиса – это коронавирус. Как, по вашему мнению, коронавирус повлиял на бизнес?

Конечно, эта проблема не только у нас, но и в других странах. С каждым днём в Европе наблюдается большой рост заболевших. Все боятся: ведь если сделают «локдаун» (ситуация, в которой людям запрещается свободно входить и выходить из здания или определенной зоны в связи с чрезвычайной ситуацией), то могут остановиться все фабрики, и для экономики это будет сильным ударом.

Как уроженец Ганцевичей Вадим Тышкевич победил безработицу в польском городе Нова-Суль

Тогда придётся залезать в кредиты и когда-то нужно будет их отдать. Да, будет трудно, но придётся отрабатывать эти деньги – по-другому быть не может. В Беларуси же проблема в том, что люди умирают, а сколько и от чего – информации подробной нету. Записывают, что от гриппа, от воспаления лёгких, а от чего на самом деле, никто не говорит.

Беларусь частично идёт дорогой Швеции, где тоже ничего не закрывают во время пандемии. Да, умрёт много старых людей, потому что они особо уязвимы к COVID-19. Но разница в том, что в Швеции данные не скрывают, и люди понимают, что нужно соблюдать меры профилактики.

За время беседы Вадим Тышкевич рассказал также о своей семье – об этом читайте в ближайшем номере газеты «ГЧ».

Смотрите также:

Уроженец Ганцевичей — польский сенатор Вадим Тышкевич передал ганцевчанам видеопривет

Подпишитесь на наш канал
comments powered by HyperComments